gazya.ru страница 1
скачать файл


Стихи первой саамской поэтессы


6 стр. Музейник Юбилейный выпуск
стр. Музейник Спец. выпуск




Чайник
Хорошо, придя из тундры,

Чай покрепче заварить,

После всей дороги трудной

Груз усталости свалить...

Оця в дом вошел.

Молчанье.

Что ж в пустом дому

скучать?


Он включил электрочайник

И друзей созвал на чай.

Час прошел

–Не верит Оця:

Это что за ерунда?

Холодней морозной ночи

Стынет в чайнике вода.

Оця сел на табуретку

И тотчас же подскочил:

-Я же в радиорозстку

Второпях его включил!..

Вот случится же досада.

Удивленный, он глядит:

Не кипит -

так и не надо.

Но ведь и не говорит!








ЧАХКЛИ
Когда заскучается в доме,

Ты выберись в дебри тайги.

Там маленький сказочный гномик

Живет в корневищах тугих.

Смешной в колпачке своем белом,

Он зла никому не творит.

Но что бы в тайге ты ни делал –

Он все за тобой повторит.

Топориком стукнешь по ветви –

Такой же услышишь ты стук.

А крикнешь - он эхом

ответит,

И звук улетит за версту.

Когда же по небу заносят

Дождливые тучи ветра,

Расстелет постель ему осень

'Из листьев, травы и пера.

И если случайно зимою

Ты вновь заберешься сюда,

Увидишь пространство

немое,

А гномика - нет и следа.



Но только плохого не думай,

Своею дорогой иди.

Нет, маленький чахкли

не умер.


Он спит.

Ты его не буди.




Слова на букву «Ш»

Заливается звонок –

Начинается урок.

Вот учитель входит в класс,

Говорит он:

- в этот раз

Называйте не спеша

Мне слова на букву «Ш».

Малыши, конечно, рады:

- Шарф


- Шары

- Шаги


- Шарады

- Шило


- Шуба

- Шуба


- Шапка

- Шум…


Сколько слов

Пришло на ум.

Словно лес,

Поднялись руки.

- Вася Зайкин!

- Эти…


Брюки,

Ну, такие, как у Мары.

Шары…

Шаро…


Шаровары!
Рисунки Надежды Большаковой


7 стр. Музейник Юбилейный выпуск


Стихи саамского поэта




ПЕРВОЕ СОЛНЦЕ
Ночью длинной, ночью темной

в седловине между гор

кто-то добрый и огромный

на снегу разжег костер.

И костер тот, разгораясь,

сыпал в тундру тучи искр,

ночь от сопок отрывая

и бросая клочья вниз.

Ставни туч сорвал с оконца

неба дерзкий ветерок!

В дверь Хибин ввалилось

Солнце и — уселось на порог!









* * *
Березки вспыхнули стыдливо

душистой клейкою листвой.

В лесу запел комар пискливо,

отведав браги дождевой.

Зажглись на солнечных лужайках

костры густых зеленых трав.

И даже елям стало жарко

в своих игольчатых Мехах.

А на болоте, меж кустами,

средь буровато-рыжих мхов

морошка чествует цветами

концерты первых куликов.

Не прячься, Солнце!

Больше света

росистым травам поутру!

Не то коротенькое лето

совсем застынет на ветру!




ОБЫЧАЙ ПРЕДКОВ
Прежде чем оставить след

на земле желанной,

в церковь свез меня мой дед

в люльке берестяной.

Дед, как честью, дорожил

верой поколений:

вместо пуха положил

в люльку мох олений.

Дед на ласку был не скуп,

мудр был от природы...

Как хотел он, чтобы внук

стал оленеводом,

чтоб охотиться умел,

мог закинуть сети,

чтоб удачлив был и смел,

да и быстр, как ветер!

Чтобы с тундрой в дружбе жил,

был ее полпредом

и взахлеб ее любил —

как и наши деды!






8 стр. Музейник Юбилейный выпуск

Стихи саамской поэтессы



ГРОЗОВАЯ СЕМЬЯ

Вышла из вежи семейка моя:

Молния – мама, Гром - папа и я,

Маленький Громик, любимый сынок –

Сели на тучу и на небо – скок!

Папа как грохнет о горы ведром,

Я в бубен ударил - вот это был гром!

Мама потом позабавила нас –

Молнии - стрелы пустила из глаз…

Как мы все вместе до слез хохотали:

Шуткой своей мы людей напугали.




Устала

Я ложусь в свою кровать.

Надо, думаю, поспать.

А вокруг так тихо-тихо.

Олененок с оленихой

Спят спокойно за стеной,

Рыбки спят во тьме морской,

Спят все звери и все дети,

А мой сон гуляет где-то.

Без него не спится мне

Темной ночью при луне.

Без него нельзя никак! –

Думала. Устала так –

Одеяло натянула

И... нечаянно уснула.

Ялл

Папа говорит, в пять лет

Будто и вопросов нет,

Будто бы в такие годы

В играх только все заботы.

Может быть, он прав, не знаю,

Но я голову ломаю:

Слышу всюду - ялл да ялл.

Кто - нибудь его видал?

Мне уже пять лет, а я


Не видался с этим ялл.
Ялл - жизнь




Моя кошка

Моя кошечка - чистюля,

Очень любит умываться:

Свою лапку чуть наслюнит


И давай ей утираться

Вымоет свою мордашку.

Хвостик вылижет, живот,

И порой покушать кашку

Забывает средь хлопот

И, когда б я не взглянула

На свою красавицу,

Моется моя чистюля

Или вытирается.


Братик

Его ручей зовет,

И он бежит к нему,

Из щепок строит флот,

Пускает на волну.

Куда б он не пошел,

Я вслед за ним бегу:

Он маленький еще,

Его я берегу.

Сосна




В ночь полярную из снега

Выросла сосна до неба,

Всё на темном небосклоне

Вычистила своей кроной.

И вокруг все просветлело,

Зорька в небе заалела,

И пошли за днями дни

К детским радостям весны.




МЯЧ

Сшила мама мячик.

Он прыгает и скачет.

Мягкий, очень легкий,

Озорной и ловкий.

Спрятаться все время хочет.

Я люблю играть с ним очень!



9 стр. Музейник Юбилейный выпуск


Стихи саамской поэтессы



Праздник медведя
Внучек сегодня услышал от деда,

Что у саамов был праздник медведя.

Старый и малый затеяли праздник,

Внучек медведя конфетою дразнит.

Дед опускается на четвереньки,

С громким рычаньем пятится к стенке.

Внук оседлал спину деда-медведя

И на медведе по комнате едет.

Дедушка прыгает — внуку не страшно,

Держится крепко за ворот рубашки.

Дед еще сильный, и крепкие руки

Вверх поднимают любимого внука.

Весело внуку, и весело деду.

Бабушкин голос: «Идите обедать.

Я наварила сегодня пельменей,

Сразу отпразднуем праздник оленя».










Детские считалки
Зайчик спрятался в лесу,

Испугался он лису.

Спрятал он своих зайчат,

Ушки заячьи торчат.


Кули, кули, куличок

Съел морошку — и молчок,

Но оставил нам немножко

Сладкой ягоды морошки.


Маша ягоду берет,

От черники черный рот,

А в корзинке ягод мало,

Больше съела, чем набрала.

Начинается игра.

Кто запомнит имена:

Саша, Маша, Николай,

Кого хочешь выбирай.

Не успеет кто назвать,

Тот и будет нас искать,





Дух добра
Бездушный человек срубил березу,

Не ведая, что это Дух Добра.

Остались корни в трещине утеса,

Их напоила талая вода.

А корни те проклюнулись побегом

Навстречу солнцу, свету и теплу.

И вздрогнула душа у человека,

Воочию увидев доброту.

И понял он — добро не умирает,

Оно корнями проростает вновь,

Где Дух Добра незримо простирает

Свою животворящую любовь.


Южный вечер
Южный ветер, встречный ветер.

Раскачало мой челнок.

Есть земля на этом свете,

А на небе Господь Бог.

Помаленьку выгребаю,

То молюсь, а то пою.

Видно, Бог оберегает

Душу грешную мою.






10 стр. Музейник Юбилейный выпуск


Стихи саамской поэтессы



Неводок
Невод, невод, неводок,

Иы кормил меня как мог.


Я связал тебя,

В море взял тебя.


Невод, невод, неводок,

Встань теченью поперек!


Мы накормим, неводочек,

Всех сынов моих и дочек!




Афоня
Поехал в Ловозеро

Мальчик Афонька,

Сел в кресло, а рядом

Старик встал тихонько.

И всю-то дорогу Афоня сидел,

А старенький дед

Все стоял и кряхтел.

Но вот и Ловозеро,

Автовокзал.

Афоня тут деду

Культурно сказал:

- Садитесь, пожалуйста,

Место здесь ваше.

К тому же. я маленький,

Вы же - постарше...







Веревочка
Я веревочку кручу

И скачу, скачу, скачу.

Медленно могу и быстро –

Пусть веревочка кружится!





* * *

Мы полгода день за днем

Дружно с солнышком

живем.


А потом уснет оно,

И полгода нам темно.




Нитка вот…
Нитка вот,

Бумажка вот,

Поиграем

С тобой, кот.





Снеговик
Выпал снег,

Зима кругом.

Я скатаю

Снежный ком.

Ком на ком

И сверху ком.

Станет снег

Снеговиком:

С носом, ртом

И в две руки,

И глазёнки - угольки…

Снеговик

Взаправдашний!




Олешка
Он растет проказником

Резвым и брыкастеньким,

Бархатные рожки,

Крепенькие ножки.


Он, заигрываясь, часто

И о маме забывает.

Только олениха, к счастью,

О себе напоминает.


Если где-то долго бегал он,

Пропадая невзначай,

Наказанье будет пегому:

Возле мамы поскучать.




Весеннее солнце
Весеннее солнце

На тундры в оконце

Взглянуло и видит:

Ни птиц, ни зверей –

Попрятались где-то

Зверята и дети.

Пора за работу,

Чтоб тундры согреть,

Чтоб ожили всюду

И звери, и люди.






11 стр. Музейник Юбилейный выпуск


Стихи саамской поэтессы








НЕРЯХА
Бросил маленький

Андрейка

Все игрушки под скамейку, Скомкал малицу в углу, Скинул пимы на полу.

Он не мыл лицо и руки.

У него помяты брюки.

У него в грязи рубашка.

Как зовут его?

Неряшка!





СОН

Яце снится, Яце снится

Озорная сказка-сон,

Что по тундре, словно птица,

На олене мчится он.

Глядь, а следом вьюга вьется,

Воет, бесится, спешит,

То туманом расползется,

То поземкой закружит...

Одеяло скинул на пол.

Сон умчался от него.

Рядом мама,

Рядом папа.

Не страшно ничего!





ИГРА

Подойди скорее, Яця,

Будем вместе мы смеяться,

Будем вместе петь мы песни

И играть с тобою вместе.

Раз — рука.

Еще — рука,

Чтоб дружить наверняка.





ОЛЕНЕНОК
Белый олешек

По тундре бежит.

Трудно ему.

Он от стужи дрожит.

Тундра красива.

Но дождик все льет.

Бабушка-осень

В тундру идет.





ДЕД МОРОЗ
Очень сердится Мороз, Заморозил щеки, нос,

И кусается, и злится.

Кто ж Мороза не боится? Убежал бы я давно.

Но — догонит все равно.



* * *
Лихо мчатся сверху сани.

И хохочут от восторга

Коми, русские, саами —

Их сдружила напрочь горка!

Мчится куча ребятишек

В пимах, валенках, в ботинках,

В снежных шубках и штанишках,

Рукавички на резинках.

Эй. братва, уже стемнело?

Вам шуметь не надоело?

Снег достаньте из карманов!

Попадет же вам от мамы!



В школу
По мостику, по речке,

к школе прямиком.

волосы колечком

или петушком.

В портфелях

книжки, ручки,

пенал, карандаши,

любимые тянучки,

конфеты, беляши.

Пришли. Не опоздали.

Снег на рукавах.

Пятерки, как

медали, в открытых

дневниках.




Красивая елка
Мама, мамочка, скорей Поспеши открыть

нам дверь.

Папа елку в дом несет,

К нам в гости

Дед Мороз придет.

Будем елку украшать,

Будем елку наряжать.

Заблестят игрушки

ярко -

Нам станет весело



и жарко.





12 стр. Музейник Юбилейный выпуск


Стихи саамской поэтессы



Огонь горит
Огонь горит, чтоб нас согреть

Хорошо!


А дым готов в глаза залезть -

Вот еще!


И слезы горькие текут

У меня,


И я не вижу, кто же тут,

У огня?




Олененок
В тундре белый олененок

Возле матери -

Словно маленький ребенок

В тёплой малице.

Шубка белая его,

Словно снег.

Лишь приляжет,

Малыша -

Будто нет.







Про бабушку
Наша бабушка идет,

Котика в руках несет.

Села отдохнуть, а кот

Убаюкал ее, вот!





Моя собачка
Пенгэнчь раньше всех встает, Будит всех нас утром,

А потом меня ведет

На работу в тундры.
Пенгэнчь - собачка



Котенок

Что ты, козенчь-малышок,

Жалобно мяучишь?

Хочешь молочка еще?

Вот налью - получишь.
козенчь - котенок



Внучка
Внучка, солнышко земное, Радость светлая моя,

Стань, пожалуйста, весною, Днем погожим для меня.

Подрастай и светом

счастья,


Внучка, звездочка моя,

Огради от всех ненастий

Папу, маму и меня.



Собачка
Песик лает

И не знает:

Лай

Хозяин понимает?





Санки
Чтоб с горы крутой скатиться

Немножко,

Санки в гору затащил

Наш Антошка,

А потом на санках вниз

Так помчался,

Словно ветер озорной -

Не угнаться!





13 стр. Музейник Юбилейный выпуск


Стихи саамской поэтессы








Мой дед
У меня чудесный дед,

Видел он немало бед,

Но сломать, как ни хотели,

Они деда не сумели,

Дедка труженик большой

С тундрой сросся всей душой.

Он пасет оленей ловко —

Опыт есть и есть сноровка,

Он аркан сплести мастак,

Все горит в его руках.

Я люблю всем сердцем деда,

Добротой его согрета.





В лесу
Мне брусничные поляны

Вновь лукошко наполняют.

Мне бы ягод поднабрать...

После буду отдыхать.





Большой медведь
От обиды готов зареветь

Большой полярный медведь.

Он живет среди торосов,

С кем дружить?

Вопрос вопросов.

Он скатает снежный ком,

Поиграет с ним вдвоем.



Гагара
Встречая воскресшее утро,

Гагара устало кружит,

На милую старую тундру

В печали глубокой глядит:

Хотела б водицы напиться,

Да чистых озер уже нет;

И рыба в воде не искрится,

А, значит, голодной лететь;

Повсюду охотничьи ружья

Да выстрелы – злобно, навзлет…

А много ли страннице нужно? –

Отчизну, что любит и ждет.

Но любит ли, ждет ли гагару

Такая вот, страшная, тундра?..

И плачет застывшее утро

Со странницей-птицей на пару.





Снегопад
Какая белизна!

Нам послан снег с небес.

Он тропы порошит

И бок соболий белит –

Как будто чистый свет

Спускается на лес,

Так ласково ложась

На лапы сонных елей…

Как зорок глаз зимы!

Однажды кинет взгляд –

И беспредельный край

Застынет в одночасье.

И, словно в первый раз,

Нисходит снегопад,

Искристой пеленой

Над тундрами качаясь…







Стихи саамского барда


14 стр. Музейник Юбилейный выпуск


Тундра
В печальной тундре ветер тучи гонит,

Туманы серые с болот ползут,

И замирает, слыша непогоду,

Полярный круг, полярный круг.

Тундра печальной осени полна,

Тундра – в ней заблудилась тишина.

Тундра – твоим просторам нет границ,

Тундра – стада оленей, стаи птиц.

В суровой тундре ветер волком воет,

Полярной ночи месяц ясный друг,

И снегом белым тундру вновь укроет,

Полярный круг, полярный круг.

Тундра, о, эти белые снега, Надела тундра летнею порою

Тундра, за горизонтом берега Очаровательный цветной наряд.

Тундра – твоим запасам нет границ Тундра, о, эти белые снега,

Тундра – стада оленей, стаи птиц… Тундра, за горизонтом берега,

В прекрасной тундре слышен птичий гомон, Тундра – твоим просторам нет границ

День ясный с солнышком над ней кружит, Тундра – стада оленей, стаи птиц…
Фестиваль



Вновь встречаются друзья

Теплым днем весенним

И саамский фестиваль

Открывает двери.

Снова песни зазвучат.

Словно птичьи трели,

И фольклорный звездопад

Звенит капелью




Припев:
Звезды падают с небес

И в вечерней дымке тают

В это время на земле

Люди звезды открывают

Звезды гаснут в вышине

И бесследно исчезают

В это время на земле

Люди звезды зажигают.



Нас встречает фестиваль

Теплотой и светом,

И помчится песня вдаль,

Заблудившись где-то.

Вновь сердца людей зажжет

И заглянет в души.

Слов прекрасных перезвон

Так прекрасно слушать






15 стр. Музейник Юбилейный выпуск

Рассказы и стихи начинающих саамских авторов





Рассказы о детстве в Воронье

Эти рассказы не выдуманы, они взяты из моей жизни в небольшом саамском поселке Воронье, на месте которого в начале 60-х годов была построена Серебрянская ГЭС. Хоть сегодня место моего рождения – поселок Воронье затоплено водой, но память сохранила то детское восприятие жизни и вновь и вновь возвращает мне их все чаще и чаще.



Легче жить станут

Славился наш отец Гаврил Емельянович Фефелов мастерством, многое делать умел. Сани, лодки мастерил: легкие, прочные, топорища надежные, упряжь оленью с саамским украшением, печь ложил без изъяна.

Что бы ни попросили сделать односельчане, никогда никому не отказывал. Когда бы ни работал во дворе, всегда около него люди собирались. Кто совет подойдет спросить, кто просто любопытства ради: что мол еще Емельяныч сотворить решил.

Во время перекура, мужики усаживались на бревнах вокруг отца и, затаив дыхание, слушали его бывальщины. А уж рассказывать он умел и любил! Такое напридумает!.. Одни удивленно головами качают, другие недоверчиво: «Ну, Емельяныч, ты и загнул». А когда понимали, что отец все выдумал, хохотали до слез, хватаясь за животы. Отец, хитро прищурившись, посматривал на них попыхивая трубкой и тоже улыбался в усы.

Вечером мама, незлобиво корила его за балагурство:


  • Ну, что ты все чудишь? Мелешь, что в голову взбредет. Людей смешишь.

Отец, попыхивая трубкой, тяжело вздыхал:

  • Чем плохо, пусть смеются, плохое забудут, легче жить станут.

Мама замолкала, согласно кивая головой.
Вот так носок
Любили у нас в Воронье фильмы смотреть, особенно индийские! Весь сеанс женщины, переживая, проплачут, а мужчины прокряхтят. Но наши мамы не только плакали, переживая за чужие судьбы, но умудрялись и вязать, помня о семьях своих.

Однажды привезли в поселок «Бродягу», все взрослое население набилось в клуб, хотя и шел он третий день. Как всегда женщины переживали…

Наконец сеанс закончился, зажгли свет, и кто-то из мужчин воскликнул:


  • Вот это носок!

Глафира Павловна Фефелова так пропереживала все три часа, глядя на экран, что связала носок больше метра длинной. Теперь уже все заново прослезились от смеха.

Глафира Павловна пошутила:



  • Да уж постаралась, в такой носок мой муж целиком влезет.



Рассказы и стихи начинающих саамских авторов

16 стр. Музейник Юбилейный выпуск


Вот и осень пришла

Желтый лист облетает,

Дуют злые ветра

Все ковром устилая.
Нету сини небес,

Бродят пухлые тучи,

И угрюмый стал лес,

Посеревшие кручи…


Вновь наступит весна.

Лес уснувший проснется,

И опять желтый лист,

В изумруд обернется







* * *

Дерево танцует с ветром вольным,

Исполняя магический обряд.

Дождь поет мотив раздольный,

Поливая все подряд.
Осень желтая, красотой стыдясь,

Одеяло зимнее ткет,

Земля усталая плодами насладясь,

Приход ночи ждет.


* * *

Метель метелица

Кружит закруживает.

А человек с ней спорится,

Бежит подшучивает.
Молодость от храбрости

Не ведает усталости.

А снег для важности

Бьет его без жалости.


С
17 стр. Музейник Юбилейный выпуск


Ценная информация
тихи и прозу саамских писателей и поэтов


переводили:
на русский язык - Владимир Смирнов, Игорь Козлов, Тамара Сухорукова, Сергей Дорохов, Викдан Синицын, Александр Миланов, М.Шаповалов, Александр Рыжов, Юрий Кудинов, Евгений Алексеев - (Октябрину Воронову, Александру Антонову, Софью Якимович, Екатерину Коркину, Эльвиру Галкину, Ираиду Виноградову, Ольгу Перепелицу)

на ненецкий - Прокопий Явтысый (Октябрину Воронову)

на коми - С.Попов и Е.Козлов (Октябрину Воронову)

на шведский - Валерий Лемисов, Наталья Берг, Стефан Скотт, Анника Бокстрём (Октябрину Воронову, Надежду Большакову, Эльвиру Галкину, Аскольда Бажанова, Софью Якимович, Александру Антонову, Екатерину Коркину)

на норвежскийЛайла Стиен (Екатерину Коркину, Александру Антонову, Эльвиру Галкину, Аскольда Бажанова, Софью Якимович, Надежду Большакову)

на финский - Свен Локо, Улла-Лиса Хейно (Октябрину Воронову, Эльвиру Галкину, Аскольда Бажанова, Екатерину Коркину, Софью Якимович, Александру Антонову)

на немецкийТатьяна Лудерс (Октябрину Воронову)

на английскийЭдгар Кбристорбер (Октябрину Воронову)

на эсперантоАлександр Масюкас (Октябрину Воронову)

на эрзянский - Татьяна Ковалева и Михаил Брыжинский (Надежду Большакову)

на мокшанскийГригорий Пинясов (Надежду Большакову)

на марийскийВиталий Петухов и Татьяна Сидорова (Октябрину Воронову и Надежду Большакову)

на карельский - Тамара Щербакова (Надежду Большакову)

на украинскийОксана Войнович (Октябрину Воронову)

на белорусскийВладимир Липский (Надежду Большакову)

на саамский (кильдинский)Александра Антонова (Аскольда Бажанова и Надежду Большакову)

на северо-саамский - Петр Попов и Нина Афанасьева (Эльвиру Галкину, Аскольда Бажанова, Ираиду Виноградову, Софью Якимович, Александру Антонову)

на вепсский – Вячеслав Агапитов (Екатерину Коркину)
Октябрине Вороновой свои стихи посвящали поэты:
Николай Доризо, Владимир Смирнов, Виктор Тимофеев, Яков Черкасский, Евгений Алексеев, Алексей Назаров, Викдан Синицын, Александр Миланов, Ираида Виноградова, Софья Якимович, Николай Колычев, Юрий Кудинов, Владимир Пожидаев, Лидия Карпова, сказку – Надежда Большакова.
К саамской теме обращались и мурманские художники:
Николай Морозов Анатолий Сергиенко, Виталий Бубенцов, Владимир Чернов Татьяна Шорохова. Александр Феофилактов написал портрет Ираиды Виноградовой, художница из Оленегорска Галина Рогова – портрет Ольги Перепелицы, ), Николай Ковалев и Галина Скрябина из Ревды – портрет Октябрины Вороновой. К 10-летию музея два портрета Октябрины прислал из Новгорода Великого поэт и художник Сергей Иванов.

и фотографы:
Александр Степаненко, Лев Федосеев, Сергей Ещенко, Владимир Кузнецов и другие.

18 стр. Музейник Юбилейный выпуск


Член Союза писателей России Надежда Большакова





Брошенные куклы

На экскурсии в музей саамской литературы и письменнос­ти имени Октябрины Вороновой крестная принесла куклу Яшку в саамской одежде и чум, как наглядные пособия. Пока школьники не подошли, рассказывала мне:

— Вот Яшку тебе в музей принесла, один он у меня остал­ся, старый кавалер. Никак ему невесту не могу найти.

Они у меня в паре с Улькой шли. Улька-то узкоглазая, как наш дядя Ваня — Ченкайши, черноволосая, с двумя ко­сами была. Мы в Норвегию поехали, мою куклу Ульку-то, как увидела женщина, на бурятку схожая, так и купила. Я ее мужу на Яшку показываю, мол, возьми и его, а он отказы­вается, на Улькины глаза и волосы показывает, мол, по то­му и купили, что она на жену больно похожая.

— А куда твоя кукла Настя делась?

— Настя у меня самая красивая была — прежде дома цыганкой сидела, а я ей саамский наряд сшила и в саамскую девушку превратила.

Ехали мы опять же в Норвегию выступать, собираю Нас­тю в сумку и приговариваю: «Повезу тебя, девка, за границу, может за кого замуж отдам».

Поставила чум на прилавок, посадила Настю около, а норги ходют фотографируют. Вдруг один из них остановил­ся, красивый такой, глаза большие черные, показывает на Настю и спрашивает сколько стоит. А я по чем знаю, сколь­ко ему сказать. Видела их-то куклы дорогие все. Моя тоже новая в костюме шелковом, говорю: «350 крон».

Переводчица шепчет; «Ой, тетя Соня, дорого запросила». А я отвечаю, как мой отец, Ефим Исаакович, говорил: «Ниче­го, сколько сказано, того пересказывать нечего, будем кость этому норгу ломать». Узнав, что кукла, стоит дорого, он ушел. Прошло какое-то время, опять подходит, спрашивает о цене. Думал я ее сбавила, а ведь я решила ему «кость ломать», го­ворю «350». Постоял, подумал, достал кошелек и заплатил столько, сколько просила. Так ему моя Настя на душу пала. Я в подарок саамский кулон протягиваю, а он взял его и мне еще десять крон сует...

— Крестная, а где ж ты кукол берешь? Покупаешь?

— Откуда покупаю? Где у крестной такие деньги? Бро­шенных беру. Настя была новая, остальные все брошенные. Одна принесла куклу, а у той пятка отгрызана. Ну, ничего, стала я ее обряжать. Всем и имена даю. С обгрызанной пят­кой Дашкой назвала. Трусики с кружавчикамн сшила, подъюбник белый, сарафан с кофтой шелковые, перьвеск (го­ловной девичий убор) вышила. Обрядила и Дашка у меня, что игрушечка стала — красавица. А кожи для каньг (саам­ская обувь) нет и связала я ей синие с красной полоской нос­ки. Куда ни едем выступать, беру с собой.

Перед поездкой в Финляндию муж мне говорит: «Дашку-то тоже что ль замуж отдавать будешь?»

— Нет, — отвечаю, куда ей замуж с отгрызанной пяткой? У чума сидеть будет для красоты.


19 стр. Музейник Юбилейный выпуск




Член Союза писателей России Надежда Большакова

После концерта мы опять разложили свои поделки и с сестрой пошли чай пить, девок наших из ансамбля вместо себя оставили. Приходим минут через пятнадцать, а мне день­ги протягивают. Я спрашиваю:

— Что хоть продали? А они:

— Куклу твою, тетя Соня, Дашку продали. Тут я и заохала:

— Так ведь она с пяткой обгрызанной, не предупредила вас, что продавать ее нельзя.

Девки меня успокаивают:

— Ничего, у них дети есть, пока обнаружат эту пятку, подумают свои отгрызли.

А другую куклу принесли с детсада, у той пятка целая, так глаза вываливаются и ресницы повырваны, одно слово— брошенная. Жаль мне ее. Глаза приклеила, а с ресницами уж ничего не сделать. Теперь ей костюм сшила. Долго в лю­ди не выводила, дома у чума сидела. А тут срочно в Мур­манск ехать надо, не возьмешь же один чум, а другой кук­лы не было, вот и взяла Ольку. Ладно уж, думаю, этой же­них вряд ли найдется.

Стою, как всегда, подходит мужчина, посмотрел вещи мои и ушел. Мне интересно, на что он глаз положил? Смот­рю опять идет. Спрашивает по чем у меня Олька. Я ему. Олька не продается и все тут. Ушел. Через время опять идет. Молит за ради Христа Ольку ему продать. Я боюсь, что если у нее глаза отклеются и вывалятся.

— Нет, — говорю.

Он умоляет, дочке подарок сделать хочет, болеет она у него. Очень ему эта кукла в необычном наряде понравилась, Эх, думаю, надо продать. Взяла чисто символическую сумму и отдала. Стою и сама себя успокаиваю. «Ничего, не выпа­дут глаза, я их крепко клеила, а ресницы? — Так может она у костра спалила».

— И куда же ты своих кукол еще замуж отдавала?

— Про то, что в Норвегии и Финляндии они живут, те­перь знаешь, Олька в Мурманске, еще одна в Германию по­пала, другая в Канаду, вот где я своим саамским девушкам женихов нашла.

Теперь с одним Яшкой выступаю: в школах, библиотеках, в детских садах.

Мне в удовольствие брошенным куклам жизнь продле­вать. Я им красивый наряд сошью, глядишь какой ребенок опять и порадуется. Вот, как дома тряпки валяются, разве

можно их на помойку нести? Я все на ленточки порежу, ков­рик свяжу, вот они людям и послужат еще.

— Ну а у Яшки твоего, какой дефект имеется, открой секрет.

— Какой здесь секрет? У Яшки клок волос выдран, вот, чтобы лысину на его голове прикрыть, я ему шапочку саам­скую и сшила.

Провели мы с крестной две встречи с ребятами, а на тре­тьей, рассказывая о саамском костюме, о своем Яшке, она и сказала, мол, засиделся он в женихах. Пора Яшку на Машку менять да сарафан ему шить, может, тогда замуж возьмут.

После встречи подходит к ней девочка, предлагает обмен:

Крестная ей Яшку, она той двух своих кукол принесет.

— Они у меня хорошие, не обломанные, не обкусанные, только голые.

Крестная, улыбаясь, кивает головой.

— Значить не суждено Яшке Машкой стать. Согласна я, девонька. Как сейчас говорят, сделаем обмен бартером. Пусть мой Яшка теперь тебя радует.

Девочка сбегала домой и принесла двух своих голышей. Крестная приняла их, посмотрела, волосы пригладила и за­говорила:

— Вот теперь вы мои стали, на Яшку променяла вас. Те­перь не будете голые ходить, сошью вам наряды из шелков и посажу у чума, а потом, глядишь, и замуж выдам, если ко­му приглянетесь. Разве я думала-гадала, что Яшку сегодня женю. Хотела ему волосы новые приклеить, а он, видишь, и так девочке приглянулся. Ну и ладно, ну и хорошо. Плохо — когда куклы брошенные…


20 стр. Музейник Юбилейный выпуск


Высказывания о музее разных лет

Надежда Павловна, огромное спасибо!

Я словно с Октябриной повстречалась наяву.

С какой любовью все оформлено, красиво

«Святой родник» - так Ваш музей зову.

Живет Ваш родничок, струится.

Пусть превращается в поток.

И жаждущий придет напиться,

Хлебнуть поэзии глоток.

В альбоме каждом, клад таится

Бесценный собран капитал.

Пришлось немало потрудиться,

Чтоб достояньем Ревды стал.

Создать музей непросто было

В наш суматошный, сложный век,

Но оказалось Вам по силам,



Вы – одержимый человек!

Зыкова Галина Викторовна
Благодаря усилиям Надежды и ее сподвижников стены этой квартиры - раздвигаются на все просторы Ловозерья. В полной красе и силе видится река Поной, осиротевшие избы Ивановки, трава на бывшем месте Вороненского погоста – и над всем этим парят стихи Октябрины. Октябрина стала птицей, Надежда и все радетели музея – крылья птицы. Сил вам и крепких воздушных потоков. Писатель Михаил Орешета 6.10.1999.
Очень радостно попасть на островок жизни среди моря казёнщины и стяжательства. В существовании таких мест, как этот музей – залог сохранения Живой культуры вокруг него. Максим Кучинский, этнолог. 25.07.1999.
Ваш музей – одно из самых ярких звеньев в огромной цепи познания судьбы саамского народа, поэзии и всего самого прекрасного на северной нашей земле. Ирина Матрехина. 3.11-1999
Музей очень домашний и литературный! Валерий.Берлин Апатиты. 5.02.1999
С пожеланиями процветания саамскому народу под кровом Божиим. Игумен Аристарх 4.07. 2000.
Надежда! Ты нас всех вокруг Октябрины собираешь, как вокруг костра! поэтесса Татьяна Агапова, 31.03.2003
Большое спасибо! Интересно, познавательно, колоритно. Не видели ничего подобного. Успехов, новых творческих замыслов и интересных встреч! Группа № 15 ПУ – 26 Автомеханики 12.05.2003
Надежда! Твоя работа такая же большая, как фамилия и нужная, как твое имя!!! Олег Алистратов 23.05.2003
Надя, я просто потрясен! Николай Скромный. 23.05.2003
Горжусь, что с вами нахожусь! Авось, на что-нибудь и я сгожусь. Виктория Бакула. 23.05.2003
Надежда Павловна! Пусть деяния твои славу литературы Слова и Истории потомкам сохранят. Да святится имя и дело твое. В.Е.Кузнецова 23.05.2003
Удивительный музей! Ничего подобного нет нигде! А какой энтузиаст сама Н.Большакова! «Добро во взоре, блеск в глазах. С Надеждой встреча не случайна!..» Спасибо Вам большое, поклон низкий… Делимарская Татьяна Областная детско-юношеская библиотека 2.10 2002
Спасибо за столь познавательную экскурсию в этом прекрасном, замечательном и необычном музее им. Октябрины Вороновой. Нам было очень интересно, ведь то, что есть в музее – это история нашего края и она близка нам. Участники народного фольклорного этнографического коллектива «Ойяр». Январь 2002.
Уважаемая Надежда Павловна! Огромное спасибо за тот титанический труд, который Вы вершите каждый день на благо саамского народа! Это не пафосные слова. В Вашем музее мы получили наиболее полный объем информации о культуре, обычаях, мифах, легендах саамов. Здесь чувствуешь живую связь между прошлым и настоящим. Вы сохраняете те бесценные, уходящие с каждым днем и с каждым человеком традиции, чтобы дети знали свои корни, туристы с уважением и пониманием относились к краю и людям. Участники экспедиции «Российский Биоген» руководитель А.Б.Гурвиц и исполнительный директор Фонда сотрудничества с зарубежными странами Л.И.Романова. 13.03.03.


21 стр. Музейник Юбилейный выпуск



Поселок Ревда в фотографиях



22 стр. Музейник Юбилейный выпуск


Приглашение в гости


Дорогие земляки!
Приглашаю вас всех посетить наш удивительно красивый поселок Ревду и Музей саамской литературы и письменности им. О.Вороновой. Когда-то это место служило сбором оленей в период гона. Они все очень сильно хоркали и ревкали, вот саамы и назвали озеро, у которого они собирались Ревтъяввьр. А, приехавшие сюда строить Ловозерский горно-обогатительный комбинат, первые геологи, переиначили его на русский лад Ревдой озером, для легкости произношения, а уж после и поселок получил это название.

Когда едешь по дороге в Ревду можешь увидеть знаменитую сосну с профилем Ленина. Природа склонна проявлять чудеса разного рода. С 1990 года в поселке красуется Свято-Покровская церковь, которая построена в самом начале Ревды, и потому в народе родилась присказка, что с Богом церковь встречает людей, с Богом и провожает.

Поселок наш хоть и небольшой, но имеет два музея: саамской литературы и письменности и краеведческий, два великолепных памятника героям летчикам Отечественной войны. Экипажу капитана Кузина Георгия Ивановича, которому в августе 1942 года было поручено прикрывать в горле Белого моря суда союзников, доставляющих для нашей армии снаряжения и боеприпасы. В один из полетов 18 сентября экипаж разбился при вынужденной посадке из-за неблагоприятных метеорологических условий в шести километрах от Поноя. В 90-х годах центральная улица Ревды стала называться улицей капитана Кузина.

Второй памятник - самолет «Харрикейн», обнаруженный оленеводами – саамами в тундре и отреставрированный энтузиастами поселка. Героем погибшего самолета был командир эскадрильи 78-го истребительного авиаполка Северного флота капитан Алексей Иванович Яковенко.

Помимо улицы Кузина у нас есть улицы Победы, Металлургов, Нефедова, Комсомольская, Профсоюзная, Умбозерская, переулки Полярный, Ловозерский, Вебера, Пионерский, Солнечный.

Еще одним из самых посещаемых ревдинцами мест является родник около Дворца Культуры. У нас очень вкусная вода. Другой родник находится около водонапорной башни. Родники в Крещенье освещаются и народ всю ночь стоит в очереди за своей порцией святой крещенской воды.

Дети учатся в трех школах и ПТУ № 26. У нас в поселке живет много творчески интересных людей: писатели, поэты, художники, фотографы, проводники туристических групп, которые многочисленными коллективами идет через Карнасуртовское ущелье на священное для саамов озеро Сейдозеро.

И совсем недалеко от Ревды в 25-ти километрах находится старинное саамское село Ловозеро, в котором тоже есть что посмотреть – музей истории, культуры и быта кольских саамов, национальный культурный центр, побывать на Празднике Севера, Летних саамских играх на берегу Поповского озера и других.


Приезжайте в наше Ловозерье, в Ревду, не пожалеете!



скачать файл



Смотрите также:
6 стр. Музейник Юбилейный выпуск стр. Музейник Спец выпуск
324.09kb.
Программа развития «Школа территория здоровья» стр. Цель программы стр
1312.77kb.
Соловей стр 2 я до сих пор стр 3
222.56kb.
Стр. Глава Школа в 50-60-е годы XX века стр. Глава Особенности развития школы в 70-80 годах
150.54kb.
Ядерный контроль
353.79kb.
Выпуск №12 (12)
225.4kb.
Социальная сфера тема. Общественное сознание молодежи А. И. Солженицын «Как нам обустроить Россию» Специальный выпуск. Брошюра к газете "Комсомольская правда" от 18 сентября 1990 г
262.58kb.
Москва, проспект Мира, д. 95, стр
74.15kb.
№3 2012г. Школьный альманах специальный выпуск
469.2kb.
Покровский район, Орловской области Орел: Полиграфическая фирма «Картуш». 2012. 28 стр., фотографии
364.23kb.
Шалыгина Н. В., аспирант пстгу стр
50.13kb.
Красногвардейского района ставропольского края п. Коммунар
299.98kb.