gazya.ru страница 1
скачать файл

Корпорация знания

Морген Витцелъ

  1. Введение

  2. Знание как нематериальный актив

  3. Модели корпорации знания

  4. Виртуальная организация

  5. Корпорация знания и знание как товар

  6. Спорные вопросы

  7. Заключение

Обзор

Существует много разных определений, но все они сходятся в одном: корпорации знания — это предприятия, которые признают важность знания как своего наиболее ценного актива, который служит основой для достижения конкурентных преимуществ. Эта идея объединяет понятие знания как формы «нематериального капитала» и использование информационной технологии и систем (ИТ/С), для того чтобы сделать возможным получение и использование знаний. Предлагались различные модели корпораций знания, среди них наиболее известны «обучающаяся организациям, впервые появившаяся в начале 1990-х гг. в США и Европе, и «гипертекстовая организация» в Японии. Самая современная и значительная идея такого рода — это «виртуальная корпорация», где большая часть работы и операций компании происходит либо в уме человека, либо в виртуальном пространстве, поддерживаемом ИТ/С. Эти компании не только действуют в виртуальном пространстве, но все чаше также производят и доставляют в нем свои товары. Превращение из модели традиционной организации в модель корпорации знания дается нелегко, но все больше компаний, используя сложные ИТ/С, движутся в этом направлении. Корпорации знания, скорее всего, станут господствующей формой организаций XXI в.



1. Введение

Хотя важность и необходимость знания в деловой организации не отрицалась на протяжении столетий, только в последнем десятилетии XX в. начали появляться теории настоящих корпораций знания. Им давались разные определения: «организации, основанные на знании», «обучающиеся организации» или «гипертекстовые организации». У этих теорий есть два обоснования:

• признание важности знания как формы нематериального актива, возможно, даже более важного, чем материальные активы, такие как земля, труд и капитал;

• признание того, что информационные системы можно использовать для распределения и преумножения этих нематериальных активов вплоть до создания новых форм организаций. Самая продвинутая форма корпораций знания из представленных на данный момент, известная как «виртуальная организация», воплощает интеграцию этих двух идей.

При рассмотрении знания в этом контексте важно иметь в виду, что само «знание» видится как нечто отдельное и отличное от «информации». Многие компании обладают системами управления и распространения информации, которую в зависимости от культуры компании обычно легко систематизировать, и распространять (Boisot, 1987). Знание, обычно определяемое как результат анализа информации или данных, менее материально, с ним сложнее работать и им труднее распоряжаться. Признание этой разницы привело к недавнему появлению дисциплины «управление знанием» (см. Venzin, 1997; Davis & Meyer, 1998; Albert & Breadly; 1997; Boisot, 1998). Вензин (Venzin, 1997) описывает управление знаниями как сумму поддисциплин или задач распознавания, измерения, разработки и применения знаний. Варнер и Витцель (Warner & Witzel, 1999) разработали сходную схему приобретения, создания, организации и использования знаний; они называют это «процессом преобразования знаний».

Управление знаниями и родственные ему понятия освещают проблему, которая на данный момент затрудняет развитие понятия «корпорации знания», а именно противоречие, заложенное в самом термине. Корпорации активны и динамичны: их составляющие находятся в постоянном движении. Знание, с другой стороны, во многом статичное понятие, требующее какой-либо механической или человеческой силы для приведения его в действие или использования. Первые теоретические модели корпорации знания, появившиеся в конце 1980-х-начале 1990-х гг., основное внимание уделяли распознаванию или приобретению знаний. Лишь позднее стали изучать, как знание проходит через организацию и в частности то, что Варнер и Витцель (Warner & Witzel, 1999) назвали преобразованием знаний, включающим приобретение, распространение, организацию, структуру и использование знаний.

Второе свойство знаний, имеющее отношение к данной теме, это их нематериальность. Со времен Платона признавалось, что физические формы, в которых можно зафиксировать знание (записи на листах бумаги, рисунки, хранение в байтах на компьютерных дисках и т. д.), отличны от самого знания. Знание невидимо; также невидимы процессы, где оно используется (или, по крайней мере, они видны только с помощью приборов, как электрический ток в механизме или электрохимические процессы в мозгу). Формы, в которых хранится знание, видимы; также видимы товары и услуги, получаемые в ходе распоряжения знанием; но процессы распоряжения знанием и само знание нельзя ощутить никакими органами чувств. Именно осознание этого факта привело к идее виртуального пространства, пространства вне физических чувств, где происходит связанная со знанием деятельность, и таким образом к виртуальной организации. Однако важно помнить, что описываемые процессы не новы, даже если представлены новыми понятиями.

Корпорации всегда в некоторой степени зависели от знаний своих работником и руководителей. Новой здесь является усиленная во много раз способность контролировать пространство знаний и виртуальное пространство при помощи использования информационной технологии и систем.



2. Знание как нематериальный актив

Физиократы XVIII в. сознавали важность знания, хотя и не предпринимали никаких шагов к его систематизации. Роль знаний, однако, можно разглядеть в некоторых видах деятельности в доктрине разделения труда Адама Смита. Например, в «The Wealth of Nations» (Богатстве наций) Смит отмечает, что в или их профессиях разделение труда сильнее, чем в других, некоторые требуют только узкоспециализированных умений, тогда как другим требуется более широкий или более общий набор умений. За двадцать лет до Смита Джозия Такер отметил, что и капиталист, и трудящийся приносят в рабочее пространство не только свои активы и труд, по также и свои умения и опыт. От Такера мы можем проследить начало возникновения идеи нематериальных активов, или «нематериального капитала», одного из оснований корпорации знания наших дней. В теории разделения труда знанию пытались дать как можно более узкое определение в пределах каждой промышленной отрасли и применить его, в мелких сегментах, к производственному процессу. Этот подход получил дальнейшее развитие у некоторых сторонников научной организации управления в начале XX в., достигнув высшей точки в конвейерной системе производства Форда. Здесь, хотя для того, чтобы выпустить автомобиль, требовалось много знаний, разделение труда было таково, что от каждого отдельного рабочего требовалось микроскопическое количество из всей массы знаний. Ценность знания как актива была очень мала.

В неоклассической экономике знанию отводилась небольшая роль, но к 1950-м гг., в ресурсоориентированной экономике знание стали рассматривать как полноправный объект потребления. Этот подход, в конце концов, привел к теориям организационного капитала (Trembley, 1995; Tomer; 1998). Организационному капиталу давали разные определения. Дэвис и Мейер (Davis & Meyer, 1998) описывают его в общих чертах как «все стандартные для всей компании процессы, системы и политики, представляющие накопление опыта и знаний многими людьми за много лет». Другими словами, это заключенное в капсулу знание, встроенное в организацию как ее собственный опыт. Здесь имеют значение две концепции. Это человеческий капитал, обычно определяемый как инвестиция, которую делает организация в свои трудовые ресурсы для усовершенствования их умений через обучение и опыт, и капитал знаний, инвестиция, которую делает компания на приобретение, разработку и использование знаний. Все вместе — организационный капитал, человеческий капитал и капитал знаний, — можно сказать, представляют собой нематериальный актив компании, или «нематериальный капитал» (Warner & Witzel, 1998;Davis & Meyer, 1998). «На сегодняшний день общепризнанно, что нематериальные активы обладают действительной производственной мощностью в современной экономике» (Davis & Meyer, 1998) и что знание «важнее всего для создания существенного конкурентного преимущества в экономике» (Venzin, 1998).

В начале XX в. возникло другое направление: рассмотрение знания с точки зрения управления. Гулик (Gulick, 1937), один из сторонников общественного управления, утверждал, что «те, кто занимается административным управлением... составляют мозг и волю любого предпринимательства». Намного более убедительным был Питер Друкер, который говорил, что не только предпринимательство, но и все общество в целом претерпело изменения, когда «социальный центр тяготения сместился в сторону работника, обладающего знанием» (Drucker, 1989). К началу 1990-х гг. об управлении, особенно о генеральном управлении, стали говорить преимущественно с точки зрения управления знанием и производства знания, обучения и практической подготовки.

Один из самых ранних примеров формализованного управления как актива можно найти в движении реинжиниринга бизнес-процессов (BPR). В описании Хэммера и Чэмпи (Hammer & Champy, 1994) BPR был нацелен на разрушение барьеров внутри компании и интегрировал различные аспекты труда и процессов производства. Целью было обратить вспять процесс, приведенный в действие теориями разделения труда, и вернуться к более общему способу использования знания, описанному Смитом и отношении сельскохозяйственных работ. Хотя из-за влияния на компании BPR подвергался критике со стороны более консервативных мыслителей, надо признать, что это была попытка управления процессом преобразования знания (Warner & Witzel, 1999). Раньше Хэммера и Чэмпи применение интеграционных моделей на практике в некоторых аспектах рассматривали Желeны и др. (Zeleny et al, 1990). Как и другие сторонники BPR, они утверждали, что эпоха, разделения труда закончилась.

Последним шагом в развитии использования знания как актива был феноменальный рост информационной технологии, возможностей по обработке данных, протяженности сети приложений. Развитие World Wide Web и растущее использование сетей местного значения и внутренних сетей принесли организациям новое могучее орудие для управления знанием. Сегодня процесс преобразования знания не только стал намного быстрее и эффективнее, глубже проникать внутрь организации, но и позволяет систематизировать знание и по-разному использовать его (Papows, 1999). В итоге были получены системы, поддерживающие принятие решений, CAD-CAM, модели виртуальной реальности, прогнозирующее моделирование, управленческая информационная система, имеющая многочисленные варианты, и разработки по искусственному интеллекту. Все эти построения созданы и работают на основе и за счет человеческих знаний; очи, в свою очередь преобразуют и преумножают эти знания, делая их использование более рациональным и эффективным. Изменения в этой области позволяют думать, что одним из важнейших достижений последнего десятилетия века может стать тот факт, что «работник со знаниями» или «распорядитель знаниями» будущего окажется вовсе не человеком, а машиной или конструкцией виртуальной реальности (ВР).



3. Модели корпорации знания

Систематизировать корпорации знания пытались не раз, в том числе Альберт и Брэдли (Albert & Bradly, 1997), Вензин (Venzin, 1997) и Дэвис и Мейер (Davis & Meyer, 1998), и с разных точек зрения — движущих сил, экономики ресурсов и маркетинга. Две лучше всего сформированные и все еще влиятельные модели датируются началом 1990-х гг.: «обучающаяся организация», разработанная в самом полном варианте Сенжем (Senge, 1990), и «гипертекстовая организация», разработанная Нонакой и Такеши (Nonaca & Takeuchi, 1995).



Обучающаяся организация

Понятие обучающейся организации впервые возникло в конце 1980-х гг. в иссле­довании, проведенном Massachusetts Institute of Technology (MIT) и Royal Dutch/ Shell. Вот ее наиболее распространенное определение, представленное Сенжем (Senge, 1990), обучающиеся организации — это «организации, где люди постоянно расширяют свои возможности в создании результатов, которых действительно желают, где выводят новые, способные расширяться модели мышления, где коллективные стремления свободны и где люди постоянно учатся тому, как учиться вместе».

Обучающиеся организации строятся на пяти концепциях: превосходство по мастерству над самим собой, разработка интеллектуальных моделей, создание коллективного мировоззрения, групповое обучение и системное мышление. Все, кроме последней, относятся к индивидуальному и групповому обучению. Наибольшей важностью для корпорации знания обладает последняя концепция, выведенная из понятий системной динамики. Перемещение системного мышления из индивидуальной сферы в организационную, или то, что Сенж называет «искусство видеть деревья и лес», — ключ к системе обучающихся организаций. Индивидуальное и групповое обучение, если применять его в единой системе без внутренних барьеров, обладает значительной силой изменения и действия.

Чувство тесных взаимоотношений и взаимосвязи в организации было огромным шагом вперед в концепции корпораций знания. В отличие от более ранних писателей, таких как Том Петерс, которые эффективно провозглашали «неорганизацию», которая бы дала возможность расцвести мышлению и творчеству, Сенж разработал систему получения знаний внутри организаций. Однако, несмотря на страсть к знаниям, которая видна на каждой странице magnum opus Сенжа, «Пятой Дисциплины», о системе распоряжения знанием после его получения сказано мало. Сенж считает доказанным, что знание, однажды использованное внутри организации, приводит к улучшению производительности. Мало внимания уделено процессу преобразования знания.



Гипертекстовая организация

Нонака и Такеши (Nonaka & Takeuchi, 1995) большее внимание уделяют созданию знания, а не просто его приобретению. Они начинают с рассмотрения природы зна­ния как такового, а затем разрабатывают способы, которыми компании могут стать создателями знания; они изучают также типы организационных форм, лучше всего подходящие для этой цели. В результате получаем «гипертекстовую организацию». В отличие от матричных или сетевых организаций гипертекстовая организация использует традиционную иерархию (Нонака и Такеши критиковали нападки североамериканцев на руководителей среднего звена, считая, что их роль как кодификаторов и передатчиков знания трудно переоценить), но такую, которая действует одновременно на нескольких уровнях. Три главных установленных уровня — это основная команда, работающая над проектом, система для решения коммерческих задач и база знаний.

Понятие базы знаний само по себе очень похоже на предыдущие понятия организационного капитала или капитала знаний. Оно представляет собой запас накопленного знания, умений и опыта внутри компании. Проблемой для Нонаки и Такеши стал вопрос о том, как вывести знания из пассивного состояния и заставить действовать внутри компании. Они делают это, выделяя два процесса, относящихся к знанию, а именно создание и превращение знания. Превращение — это преимущественно преобразование знания, в частности перемещение между имп­лицитными и эксплицитными (или теоретическими и практическими) формами знания. Роль технологии заключается в том, чтобы подключиться к явному, эксплицитному знанию и помочь его распространению внутри компании.

Самое замечательное в «гипертекстовой» модели, как ни парадоксально, это ее «двумерность». Хотя она затрагивает частично пересекающиеся уровни внутри компаний, в итоге она не затрагивает пространство между уровнями. Буасо (Boisot, 1987) ранее систематизировал трехмерное пространство, включающее различные составляющие организации как «информационного пространства», и отвел ему ведущую роль и организационном мышлении и организационной культуре. Ясно, что, для того чтобы возникла подлинная модель корпорации знания, необходимо принять в расчет операции внутри этого пространства, а также внутри конкретных составляющих организации.



4. Виртуальная организация

Понятие «виртуальной организации» возникло в середине 1990-х гг. и описывалось среди прочих Голдманом и др. (Goldman et at., 1995), Гренье и Мете (Grenier& Metes, 1995) и Варнером и Витцелем (Warner & Witzel, 1999). Виртуальные организации основаны на предыдущих теориях знания в организациях, включающих важность нематериальных активов, необходимость того, чтобы знание было включено в число основных элементов в организации, необходимость преобразования знания и осознание того, что большая часть этого процесса происходит в «информационном пространстве» или «виртуальном пространстве» внутри организации. В виртуальных организациях существуют два вида составляющих и два вида капитала. Во-первых, это физические составляющие, люди и физические конструкции, которые можно увидеть; во-вторых, невидимое пространство, созданное человеческими умами и информационными технологиями, где знание хранится, передается, преобразуется и используется. Чем больше компания опирается на знание для получения конкурентного преимущества, тем большую важность приобретает это виртуальное пространство.

Виртуальные организации имеют следующие характеристики:


  • У них низкие уровни физической структуры, где место подобных структур занимают сети вычислительных машин, и большая часть организации существует в виртуальном пространстве.

  • Они в большой степени основаны на информационной технологии, создающей виртуальное пространство, которое позволяет им функционировать.

  • Предусматривается, что работа выполняется в любом месте, находящемся в зоне контакта виртуального пространства, a не в пределах установленного участка.

  • Они не согласовываются со стандартными организационными типами, часто принимая гибридные формы.

  • Они безграничны и инклюзивны, так что часто трудно определить, где кончается компания и начинаются ее покупатели или поставщики.

  • Они мобильны и чувствительны, часто принимают временные формы для решения конкретной деловой задачи или удовлетворения потребности конкретного покупателя, а затем опять видоизменяются для решения следующей задачи.

Отсутствие зависимости от физических структур означает, что границы виртуальных организаций — это границы знаний компании и возможностей их коммуникационных систем передавать и преобразовывать знание. Прикладные программы информационной технологии расширяют пределы и возможности операций, позволяя людям как элементам организации вступать в контакт друг с другом вне зависимости от их местоположения. Таким образом, социализация знания, на которую ссылались и Нонака, и Такеши, и Буасо, может происходить вне зависимости от организационной формы или даже в «бесформенных» организациях. Компании начинают сознательно пользоваться преимуществом виртуальных форм, делая свои структуры более размытыми; пример этого был продемонстрирован Lotus в 1990-х гг. (Papows, 1999), когда она начала использовать офисы в Web и работать в виртуальном пространстве. Совсем недавно Andersen Consulting объявила о намерении перейти в виртуальную форму для децентрализации компании. Банковские услуги по телефону и через Интернет успешно перемещают частные финансы из физических банковских филиалов в виртуальное пространство, так что проведение операций не зависит от местоположения покупателя. Фондовые биржи также сделались виртуальными, и новые системы предлагают еще больший виртуальный доступ для акционеров, которые имеют возможность вести дела непосредственно на рынке. Это тоже важный пример прогрессивного действия ИТ в виртуальном пространстве, поскольку прямая торговля, поиск покупателей и продавцов для себя даст акционерам и собственникам возможность миновать различных посредников, таких как комиссионеры и брокеры.

Виртуальные организации основаны на упомянутых ранее допущениях, а именно на том, что знание компании стало самым важным источником ее конкурентного преимущества. Они уделяют внимание не только приобретению знаний, но и их преобразованию. Знание заняло прочные позиции в системах организации и ее продуктах, вплоть до того, что бывает невозможно разграничить компанию и ее знания. Информационные технологии и системы — это тот клей, который скрепляет такие организации, делая возможным рациональное и эффективное хранение, распространение и использование знаний. Электронная почта и видеоконференции — далеко не все способы, которыми организации могут переносить физические системы в виртуальное пространство. Доставка же товаров все чаще происходит с использованием Всемирной Паутины.



5. Корпорация знания и знание как товар

Знания не только встроены в операционную систему корпораций, во многие товары и услуги тоже встроены знания. В некоторых случаях эти товары состоят в основном из знания с включением минимальной физической структуры. Товары, содержащие знания, — это такие товары, чья преимущественная ценность заключается во включенном в них знании. Книги, например, это главным образом товары, содержащие знания, помещенные на бумагу или на CD-ROM; ценность внутреннего знания намного превосходит физический артефакт. То же относится к программному обеспечению, которое обретает физическую форму на дисках и руководствах по эксплуатации. Сейчас, когда программное обеспечение загружается через Интернет, даже эти физические формы постепенно исчезают. Мы уже видим, что «чистые» корпорации знания уже почти полностью перешли на торговлю в виртуальном пространстве (мы говорим «почти», потому что люди, продающие и покупающие, существуют физически; действительно виртуальным рынок станет только тогда, когда системы искусственного интеллекта начнут торговать между собой независимо от управления человеком и ради собственной выгоды).

Как и работа со знаниями, которая все больше рассматривается как наиболее важный новый способ создания товаров и добавочной стоимости, товары, содержащие знания, становятся все важнее как источник не только конкурентного преимущества, но и экономического благосостояния целой страны или региона (Davis & Meyer, 1998; Papows, 1999). Корпорация знания, следовательно, должна не только приобретать знание и находить способы его использования в организации, как описывалось в приведенных выше примерах, но она должна также разрабатывать системы перемещения знания из организационной области (где они в значительной степени теоретические) в область товаров и услуг, где они встроены в товары, доставляемые потребителю.

Нонака и Такеши (Nonaka & Takeuchi, 1995) показали, как их гипертекстовые модели успешно применялись японскими компаниями, в частности Као, и вышеупомянутые виртуальные корпорации, как правило, более успешны, когда зависят в основном от товаров, содержащих знания, таких как консультирование или программное обеспечение. Существует прямая зависимость между содержащимся в товарах знанием и способностью компании стать корпорацией знания. Если знание не преобразуется и не социализируется успешно внутри компании, ей будет сложнее разработать товары, содержащие знание.



6. Спорные вопросы

Хотя существует очевидный императив для превращения компаний в корпорации знания, при переходе им придется столкнуться с рядом спорных вопросов.

Во-первых, необходимо определить пределы знания, которое нужно получить. Сенж, Нонака и Такеши и другие утверждают, что эти пределы должны быть как можно более широки, поскольку трудно установить заранее, какое знание будет иметь значение в будущем, и, казалось бы, не очень важные типы знания могут при более подробном изучении оказаться ценными. На практике, однако, приобретение может быть ограничено средствами.

Во-вторых, существует вопрос, как определять пространства знания. Это относится и к личному, и к организационному пространству. Хэнди (Handy, 1996) отмечал, как растущие информационные потоки в организации нарушали личное пространство; это может встретить сопротивление служащих и руководителей, не привыкших или не способных работать публично, что, конечно, будет иметь последствия для виртуальных организаций. Споры о структуре корпорации знания тоже еще не утихли. Североамериканские модели склоняются к плоским, децент­рализованным структурам, а японские предпочитают иерархию и усиливают роль руководителей среднего звена. Европейские компании оперируют своим знанием, создавая и преобразуя функции почти параллельно со своими традиционными производственными функциями, не заботясь о связи между ними. Какая модель окажется более успешной, еще предстоит выяснить, но очевидно, что во всех случаях больше внимания следует уделять виртуальному пространству между компонентами организации.

Особенно важен вопрос, как использовать технологию. В современном мире корпорация знания практически немыслима без технологии, хотя такие организа­ции, как указывает Друкер (Drucker, 1989), существовали и до широкого распрос­транения использования ИТ (в качестве примера он ссылается на Ист-Индскую компанию XIX в.). В настоящий момент основную пользу технологии приносят в обработке и передаче знания, создаваемого и вводимого людьми-операторами. Перспектива использования технологий для порождения знаний автономно (необходимо отличать здесь знания от информации и данных, которые уже могут порождаться машинами) открывает перспективы перед системами компьютерного и искусственного интеллекта, которые присоединятся к людям в качестве партнеров в корпорации знания. Сегодня машинное моделирование всего лишь часто используемый инструмент; следующая задача — превратить его в созидательную силу.

И, наконец, корпорации знания должны обдумывать влияние своих действий на покупателей. Мудрость традиционного маркетинга до сих пор утверждает, что спросом руководят покупатели, но корпорации знания способны создавать понятия и преобразовывать их в товары и услуги до возникновения покупательского спроса, как было в знаменитом примере с плеером Sony. Сложные товары, содержащие знания, не всегда cpaзy принимаются, и работа в виртуальном пространстве бывает не очень удобна потребителям. Степень удобства или неудобства такой работы часто зависит от степени знаний потребителя и способности их использовать. Возможно, одна из задач корпораций знания при социализации и преобразовании знания — включить покупателя в эти процессы.



7. Заключение

Как показано в этой статье, принципы корпорации знания еще не устоялись. Прогресс в технологии постоянно расширяет границы возможного. Идея виртуальной корпорации, немногим более чем мечта в начале 1990-х гг., к концу десятилетия стала отчетливой возможностью. Это продвижение продолжится и закончится тем, что знание станет еще более могущественным, работники со знаниями расширят свои возможности и будут действовать как движущие силы изменений, а корпорации знания усилят свое влияние в мировой экономике.

Общая концепция деловой организации, которая согласна с тем, что ее основным активом являются знания, способна извлечь из этого прибыль и создать конкурентное преимущество, сейчас получила широкое признание, хотя и не всегда полностью понимается. Множество компаний могут служить примером достижения успеха таким путем. Феноменальный рост индустрии программного обеспечения, в частности таких компаний, как Lotus и Microsoft, свидетельствует о том, что знание можно преобразовать и оно может преобразовываться самостоятельно. Более «традиционные» компании, такие как Shell, Kao и Toyota, также смогли использовать знание для получения конкурентного преимущества, используя модели приобретения и распределения знания, что было описано выше.

Как Промышленная революция XVIII в. привела к новому виду деловой организации, крупному производственному предприятию, так информационная революция XX в. ведет к возникновению другой новой формы, компании знания. Можно вполне обоснованно предсказать, что влияние компании знания на предпринимательство, общество и мировую экономику будет не менее велико, чем внедрение фабричной системы.



Morgen Witzel
London Business School

(Источник: Информационные технологии в бизнесе / Под ред. М.Желены. – СПб: Питер, 2002.)
скачать файл



Смотрите также:
Корпорация знания
172.36kb.
Руководство по развертыванию Operations Manager 2007
2572.49kb.
Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» стала генеральным спонсором проекта «армада» Paracycling Team Russia по созданию в России первой паралимпийской велосипедной команды
16.29kb.
Из книги «Теория и практика экономики и социологии знания»/ Научный совет по Программе фунд исслед. Президиума Российской академии наук «Экономика и социология знания». Общ ред ак. Г. В. Осипова М
107.19kb.
К методологии гуманитарного знания
289.45kb.
Голосовая связь через Интернет (VoIP)
377.59kb.
Урок-викторина по проекту
40.68kb.
Windows Server 2008 R2 — технология динамической миграции под управлением Hyper-V™
249.45kb.
Международная корпорация по разработке и внедрению проектов экономического и социального развития регионов в странах Европы, Африки, Латинской Америки, азии, ближнего востока
112.14kb.
Оружия, символизирует прочность и фундаментальность знаний, получаемых студентами. О том, что это знания, приобретенные на кафедре мировой экономики и финансов, свидетельствуют четыре стилизованные буквы: К, М, э и Ф
92.11kb.
Предмет, продукт и метод. Особенности политанализа как исследовательского подхода Место политанализа среди других дисциплин. «Незавершенные ситуации». Феномен «полезного знания». Роль
2007.63kb.
I. Социология как наука и учебная дисциплина Предмет социологии. Структура социологического знания
463.94kb.