gazya.ru страница 1страница 2
скачать файл

Олег Михайлов, Дарья Верясова
Ключ Синей Бороды
(Сказочный водевиль в одном действии)
Действующие лица
Рауль — герцог Синяя Борода.

Анна — его невеста.

Жак — оруженосец герцога.

Жаннетта де Монпансье — первая невеста герцога.

Жоржета фон Плац — вторая невеста герцога.

Эльзас Лотарингский — друг герцога.

Ключ — голос.
Действие пьесы происходит в замке герцога Рауля, прозванного Синей Бородой.

В темный парадный зал входят Жак и Анна. В руке у Жака лампа, которой он освещает дорогу. Слышен шум невидимых крыльев — это летучие мыши разлетаются в разные стороны при появлении незваных гостей.
ЖАК. Кыш, проклятые! Разлетались тут! Не пугайтесь, сударыня. Летучие мыши здесь смирные, почти ручные.

АННА. А я и не боюсь.

ЖАК. Точно не боитесь? А то некоторые барышни так и норовят в обморок упасть. А я к этому непривычный. Мне по должности положено носить оружие моего господина, а не барышень в обмороке. (Светит лампой себе под ноги.) Кыш! Кыш, проклятые! Разбегались! Летучие мыши у нас ручные, а вот обычные — обнаглели совсем. Ничего оставить нельзя — все тащат. А что делать? Я — оруженосец, а не мышелов. Упросил герцога кота завести — так они и его утащили.

АННА. Ой! Надеюсь, мыши не обидели котика?

ЖАК. Нет, сударыня. Он у них теперь за предводителя. (Зажигает несколько свечей.) Вот, сударыня, извольте видеть…

АННА. Называйте меня просто Анна.

ЖАК. Что вы! Как можно! Вы наша будущая госпожа! Негоже называть герцогиню просто по имени.

АННА. Послушайте, Жак. Я пока еще не герцогиня. К такому титулу надо привыкнуть.

ЖАК. Привыкнете. К богатству и славе быстро привыкают. (Показывая убранство зала, в котором уже более-менее светло от зажженных свечей.) Так вот, это наш парадный зал. Вы не смотрите, что кругом пыль, паутина и запустение. Просто герцог не очень любит бывать дома. Он обычно то на войне, то на охоте. Или объезжает свои владения. Или гостит у соседей. А дому нужна хозяйка. Тогда в нем тепло, светло, уютно. И детишки бегают, а не мышки шныряют.

АННА. Значит, вы не против того, что герцог женится на простой девушке?

ЖАК. Как по мне, так чем проще, тем лучше.

АННА. Почему это?

ЖАК. Мне ведь тоже хочется завести семью. А у простой девушки наверняка найдутся такие же простые сестры или подруги. Будет и мне пара.

АННА. Я сирота. И друзей у меня нет.

ЖАК. Совсем-совсем никого? Так не бывает!

АННА. К сожалению, бывает, милый Жак. Мы с матушкой жили в лесу…


ЖАК. В лесу… Так вот где герцог вас встретил! Как же я сразу-то не догадался! Поехал на охоту, а вернулся с невестой!

АННА. Да, Рауль охотился в наших краях. И забрел в самую чащу, где стоит моя хижина. Он мне сразу понравился! Он такой!.. Такой!.. Когда я с ним, то говорю стихами! Вот он какой!

ЖАК. А как отнеслась к герцогу ваша матушка?

АННА. Моя матушка уже год как на небесах. Я совсем одна.

ЖАК. Бедное дитя!

АННА. Был еще брат, но где сейчас он — неизвестно. Он отправился странствовать, когда я еще была ребенком. Перед смертью матушка дала мне платок. С его помощью я должна узнать брата. Быть может, вам знаком этот герб?


Анна достает платок с вышитым на нем гербом.
ЖАК. Так вы из знатного рода?

АННА. Не смею судить о нашей знатности. Матушке пришлось скрываться в лесу от козней злого колдуна. И всего богатства у нас и было, что этот платок.

ЖАК. Мне жаль, но я не знаю, кому принадлежит этот герб.

АННА. Ничего страшного. Спрошу Рауля.

ЖАК. А вас правда не смущает?

АННА. Что?

ЖАК. Ну… Это самое…

АННА. Да что же?

ЖАК. Не делайте вид, будто не понимаете!

АННА. Простите, Жак, но я и правда не понимаю.

ЖАК (понизив голос). Борода.

АННА. Да, у Рауля борода. И что же?

ЖАК. Но она у него синяя!

АННА. Вы хотите сказать, что у мужчины не может вырасти синяя борода?

ЖАК. Ну… у герцога же выросла… (Тихо.) На нашу голову.

АННА. Разве синяя борода — это такая редкость? Или уродство?

ЖАК. Нет! Что вы! Нет!

АННА. Так в чем же дело?

ЖАК. Ах, Анна. Сразу видно, что вы всю жизнь провели в лесу.

АННА. Это плохо?

ЖАК. Пока не знаю. Вам еще многое предстоит узнать об этом мире. Одно я знаю точно: герцогу с вами очень повезло. Я оруженосец, а не философ, не мне судить, но если он упустит свое счастье, то будет круглым дураком.

АННА. Упустит? Наша свадьба может не состояться?

ЖАК. Простите, я не это хотел сказать. Не слушайте меня. От недостатка общества я стал излишне болтливым.

АННА. Я тоже люблю поговорить. Но раньше мне было не с кем это делать.

ЖАК. Понимаю. В лесу собеседников раз-два и обчелся. Разве что волки и медведи.

АННА. И еще кабаны. Но они не очень-то вежливы. Все время что-то жуют. И громко чавкают.

ЖАК. Ужас! Как некультурно!

АННА. Но где же Рауль?

ЖАК. Герцог с утра поехал по соседям, чтобы лично пригласить всех на свадьбу. Конечно, он мог бы поручить это мне, но я оруженосец, а не…

АННА. Дайте угадаю. Вы оруженосец, а не разносчик приглашений?


Жак и Анна смеются.

ЖАК. Именно! Вот, кстати, моё хозяйство. (Показывает на одну из стен, где висит всевозможное оружие.) Об оружии я могу говорить часами, тем более что герцог просил развлечь вас беседой. Показать замок. Хотя я оруженосец, а не экскурсовод. И вручить вам ключи от всех залов и кладовых. Негоже мне их таскать. Я оруженосец, а не ключник!.. А этот как здесь оказался? (Снимает со связки один из ключей.) Сударыня Анна, герцог поручил мне отдать вам ключи от всех залов и кладовых, кроме этого… (Прячет ключ в карман.)

АННА. Простите, Жак. Наверное, я покажусь вам излишне любопытной, но…

ЖАК. Что будет угодно будущей герцогине?

АННА. Что открывает этот ключ?

ЖАК. Какой?

АННА. Тот, который вы только что положили в карман.

ЖАК (достает ключ). Этот?

АННА. Да.

ЖАК. Ничего.

АННА. Он ничего не открывает?

ЖАК. Насколько я помню — ничего.

АННА. Совсем ничего?

ЖАК. Совсем-совсем.

АННА. Вы уверены?

ЖАК. Ну… почти. Почти ничего. Он ничего не открывает, кроме одной маленькой каморки под лестницей. (Показывает на дверь.)

АННА. Странно. Все ключи, которые вы мне дали, сделаны их серебра, а этот…

ЖАК. Да, вы правы — он золотой. Хотя я оруженосец, а не ювелир…

АННА. Золотой ключ открывает маленькую каморку под лестницей?

ЖАК. Да. Именно так.

АННА. И что же ценного может хранится в маленькой каморке, запертой золотым ключом?

ЖАК. Ничего особенного. Так, разный старый и никому не нужный хлам.


В этот ключ начинает мерцать таинственным светом.

Слышен тихий голос:

— Хватит врать!

ЖАК. Мама! (Роняет ключ.)

АННА. Что с вами?!

ЖАК. Ничего. Он тяжелый и сколький. Вот я его и выронил.
Анна нагибается, чтобы поднять ключ, но Жак опережает её.
ЖАК. Не трогайте его! Не прикасайтесь!

АННА. Но почему?

ЖАК. Негоже будущей герцогине ручки марать.

АННА. Но мне совсем не сложно! Я просто хочу помочь!

ЖАК. Я сам! (Подымает ключ.)

КЛЮЧ. Немедленно отдай меня ей!

ЖАК. Нет!

АННА. Что?

КЛЮЧ. Отдай!

ЖАК. Не отдам!

АННА. Чего вы мне не отдадите? Этот ключ?

КЛЮЧ. Ты должен!

ЖАК. Ничего я не должен!

АННА. Конечно, не должны, Жак. С вами всё в порядке?

КЛЮЧ. Нужно устроить ей проверку.

ЖАК. Не хочу я никаких проверок. Я оруженосец, а не поверяльщик.

АННА. Жак, успокойтесь! Я не собираюсь вас проверять.

КЛЮЧ. Таков обычай! И если хочешь знать мое мнение!..

ЖАК. Не хочу! Не хочу я знать твое мнение!

АННА. Хорошо, хорошо… Я не хотела вас обидеть.

ЖАК. Я хочу нормальной спокойной жизни!

АННА. Я тоже! Будем друзьями, Жак!

КЛЮЧ. Безобразие! Я буду жаловаться герцогу!

ЖАК. Я сам ему пожалуюсь! Всё! Всё ему выскажу!

АННА. Да что с вами происходит?!

КЛЮЧ. И что это, интересно, ты ему скажешь?

ЖАК. В кои-то веки в замке появилась хорошая и добрая девушка! А ты лезешь со своими проверками.

АННА. Жак, с кем вы разговариваете? (Трясет его за плечо.) Я здесь!

ЖАК. Простите, Анна. Я сам не знаю, что говорю. (Прячет ключ за спину.) И с кем говорю — тоже не знаю. Со мной такое случается.

КЛЮЧ. Она все равно узнает!

ЖАК. Ничего она не узнает! (Анне.) Вот! Опять! Слышите? Сам не знаю, с кем говорю.

АННА. Чего я не узнаю?!

ЖАК. Ничего!

АННА. Жак, вы так часто повторяете слово «ничего», что я начинаю волноваться.

КЛЮЧ. Видишь, она уже волнуется.

ЖАК. Заткнись!

АННА. Это вы мне?

ЖАК. Нет, что вы, сударыня Анна! Не вам! Это я ему! (Показывает на ключ.)


АННА. Вы разговариваете с ключом?

КЛЮЧ. Разговаривает? Да он орет на меня всю дорогу! Я рта не могу раскрыть!

ЖАК. И не старайся! Сам знаешь, что она тебя не слышит.

АННА. Странно. А почему я его не слышу?

ЖАК. Ах, сударыня Анна, это долгая история.

АННА. Ну, пока Рауль не вернулся, у нас есть время. Рассказывайте!

ЖАК. Один из предков нашего герцога был лысым. И очень стеснялся этого изъяна, скрывал его от всего света и в первую очередь от своей жены.

АННА. Как можно скрыть такое?

ЖАК. Он носил парики. Их у него была целая комната, куда вход был строжайше запрещен для всех. И для герцогини в том числе. Она очень злилась по этому поводу…

АННА. Могу себе представить.

ЖАК (поет).

На свете герцог жил не старый,


Весьма благопристойно жил.
Он был добряк и славный малый,
Пока жениться не решил.
...
Но вот беда - на мужа хмуро
Глядела юная жена:
Такой роскошной шевелюрой
Похвастать не могла она.

Чего только не делал этот герцог, чтобы снова стать волосатым! Освоил алхимию и колдовство. Но тщетно. Волосы не росли и голова его оставалась лысой, как коленка.

АННА. Бедный герцог!

ЖАК. Вы будете жалеть его еще больше, когда узнаете, что в один ужасный для герцога день его жена все-таки проникла в запертую комнату и узнала тайну своего супруга.



(Поет).

Я расскажу вам, как умею,


Сюжет дальнейший был таков:
Дверь распахнулась... а за нею....
Почти полсотни париков!
.....
Чем герцогу досадней было,
Тем герцогине веселей.
Она по свету раззвонила,
Что герцог -лысый дуралей!

АННА. Какая она злая, злая женщина! А что же герцог?

ЖАК. О! Он был унижен, раздавлен, замкнулся в себе. И до конца своих дней не выходил из комнаты с париками. Там он и умер. В полном одиночестве.

АННА. Какой ужас!

ЖАК. Нет, сударыня Анна, ужас начался потом. Напомню, герцог был алхимиком и колдуном. Он наложил на комнату чары. И создал золотой ключ, который говорит со всяким, кто возьмет его в руки. Но самое главное — герцог завещал своим потомкам устраивать невестам испытание. Кто из них, получив в руки говорящий ключ, избегнет соблазна открыть дверь в заколдованную комнату, та и станет герцогиней. Вот теперь, дорогая Анна, вы знаете всё. (Тихо.) Ну, или почти всё.

АННА. Спасибо вам, Жак.

ЖАК. За что?

АННА. Вы пожалели меня, не хотели дать мне ключ.

ЖАК. Это не я вас пожалел. Герцог любит вас! Он не хочет устраивать вам никаких проверок.

АННА. Благодарю вас за добрые слова, но… обычай есть обычай. (Протягивает руку.)

ЖАК. Нет, только не это! Это плохой обычай! Старый и глупый!

КЛЮЧ. Как и ты! Ты тоже старый и глупый!

АННА. Отдайте мне ключ. Очень вас прошу.
Жак падает перед Анной на колени.
ЖАК. Умоляю! Умоляю вас, Анна! Не просите у меня ключ! Не открывайте вы эту проклятую дверь!

АННА. Я не собираюсь этого делать.

ЖАК. Другие тоже так говорили. Клялись, что не откроют.

АННА. И много их было?

ЖАК. Кого?

АННА. Невест, Жак. Девушек, которым герцог предлагать стать его женой.

ЖАК. Ну… Как минимум — двое. И обе вам в подметки не годились.

АННА. И где они сейчас?

ЖАК. Кто?

АННА. Эти девушки, Жак. Невесты герцога.

ЖАК. Ну… это… Там! (Делает неопределенный жест в сторону запертой двери.)

АННА. Где это — «там»?

ЖАК. Там, где и должны быть.

АННА. Но где?

ЖАК. Откуда я знаю! Я оруженосец, а не гадалка!

КЛЮЧ. Ты не оруженосец, ты мерзкий врун! И не смей меня игнорировать, когда я с тобой говорю!

АННА. Прошу вас, Жак, дайте мне ключ. Обещаю вам, я не стану открывать эту дверь.

ЖАК. Увы, рано или поздно все её открывают. Он умеет уговаривать.

АННА. Кто? Рауль?

ЖАК. Ключ!

КЛЮЧ. Ну, наконец-то! Хоть одно правдивое слово из твоих лживых уст!

АННА. Жак, я тревожусь за вас. Может, вам будет лучше пойти к себе и прилечь?

ЖАК. Да, да… Прилечь… Забыться и уснуть!
Жак встает на ноги, поспешно идет к дверям.
АННА. Жак!

ЖАК. Что, сударыня?

АННА. Вы ничего не забыли?

ЖАК. Я вообще очень рассеянный. Что я забыл на этот раз?

АННА. Ключ.

ЖАК. Ключ? А что с ним?

АННА. Вы собирались отдать его мне.

ЖАК. Правда?

КЛЮЧ. Да отдавай уже меня! Надоел! Только зря время тянешь!

АННА. Жак, отдайте ключ. Пожалуйста!


Жак тяжело вздыхает, медленно подходит к Анне, протягивает ей ключ. Ей буквально силой приходится вырывать ключ из его руки.
ЖАК. Заклинаю вас, Анна! Будьте осторожны! Не верьте ему!

АННА. Ступайте, Жак. Со мной все будет в порядке.

ЖАК. А-а-а-а-а-а! И почему я простой оруженосец! (Убегает.)
Оставшись одна, Анна рассматривает ключ.
КЛЮЧ. Ну, вот и славно. Здравствуй, Анна!
Анна вскрикивает, роняет ключ на пол.
АННА. Мне показалось, что я слышала голос.

КЛЮЧ. Ничего тебе не показалось, глупышка. Это я с тобой разговариваю. Только сейчас ты меня не слышишь.

АННА. Голос назвал меня по имени. Глупости! Почудилось, наверное. (Поднимает ключ.)

КЛЮЧ. Если хочешь знать моё мнение!..


Анна вскрикивает, вновь роняет ключ на пол.
КЛЮЧ. Да что ж всё не слава богу? Так и будешь ронять меня всю дорогу?!

АННА. Нет, снова этот голос. Я определённо брежу. Или это правда говорящий ключ?

КЛЮЧ. Давай, подними меня. Ну? Хватит издеваться. Здесь грязно и пыльно, я могу потеряться.

АННА. Поднять или не поднять?

КЛЮЧ. Ну прямо «быть или не быть»! Поднимай уже, звонить-колотить! Чего ты смотришь? А! Ты же снова не слышишь ни единого слова. Возьми меня в руки, моя бесценная, и тогда мы сможем с тобой беседовать.

АННА. Подыму, послушаю. Постараюсь не испугаться.


Анна с опаской поднимает ключ.
КЛЮЧ. Анна, дорогая моя, хорошая, не роняй меня больше! Я этого не переношу: потом целый день в голове то звон, то шум. Держите нас обоих в руках, ваша милость. Так на чём мы остановились?

АННА. Мы?.. Остановились?.. На чём?

КЛЮЧ. Моя ты скромница, мы же начали знакомиться!

АННА. Нет, наверное, я всё-таки сплю. Или брежу.

КЛЮЧ. Ничего ты не спишь! И мне не даёшь. Эх, молодёжь, чего только вам не втемяшится в головы. Я – настоящий! Ну, чуть-чуть заколдованный… Точнее, на меня наложены страшные чары. Ты что, волшебных ключей никогда не встречала?

АННА. Нет. Вы первый.

КЛЮЧ. Да, верно! Первый – и единственный в природе! Уникальный в своём роде! Самый замечательный, самый чудесный! Самый прекрасный, самый прелестный!

АННА. И самый хвастливый.

КЛЮЧ. Что, дорогуша? Я прослушал.

АННА. Ничего. Я молчу. Слушаю вас.

КЛЮЧ. Ах ты, душенька! Хорошо, что ты такая послушная! А теперь давай, моё сердце, открой мною вооооон ту дверцу.

АННА. Вот эту? (Указывает на дверь, в которую вышел Жак.)

КЛЮЧ. Ай, проказница! Ай, злючка! Решила посмеяться над бедным ключиком?

АННА. И в мыслях не держала.

КЛЮЧ. Я знаю, что тебе, красавица, известна дверь, которая мной открывается.

АННА (показывает на нужную дверь). Эта?

КЛЮЧ. Именно! Просто поднеси меня к замку, моё солнце, а дальше мы сами с ним разберёмся!

АННА. Нет.

КЛЮЧ. Но почему, моё счастье? Мы с замком старые друзья, а друзьям надо чаще встречаться!

АННА. Я пообещала Жаку, что не открою ту дверь.

КЛЮЧ. Послушай, детка, формально ты будешь ни при чём: любая дверь отпирается ключом. Давай, мой светик, отопри, и покончим с этим. Не то вернётся герцог от соседей и испортит нам всё веселье. Так что, ваша милость, договорились? Неси меня к двери этой чёртовой! Немедленно, гадкая ты девчонка!

АННА. Нет! Я дала слово.

КЛЮЧ. Какая же ты упрямица, мне это даже нравится. И впрямь: что ещё остаётся давать оруженосцу? Но герцогу-то едва ли мы глупых слов надавали? А клятва слуге простому совсем ничего не стоит!

АННА. Моё слово дорого стоит.

КЛЮЧ. Ах, моя умница! Ну вот – мы уже торгуемся. Это хорошо. Это правильно! Так и надо жить! И мне есть, что тебе предложить!
ПЕСНЯ КЛЮЧА:

Отопри, голубка, эту дверь,


Ждут внутри алмазы, жемчуга, злато!
Глупые предчувствия умерь,
Ты мне поверь! Открой же дверь!

Что за блюда стынут взаперти:


Вот тебе щербет, а вот лукум с мёдом,
И халвы огромные ломти.
А ты не жди! А ты входи!

Ведь любопытство не порок –


Скорей переступи порог!
Милая красавица, смотри:
Как жених твой бережно хранит тайну!
Что же там скрывается внутри?
Ключ поверни и посмотри!

Ведь любопытство не порок –


Скорей переступи порог!
От Ключа исходит таинственное сияние. В его отблесках на стенах зала появляются чудесные видения: сундуки с золотом и драгоценными камнями, прекрасные наряды, меха, изысканные кушанья на дорогих подносах. Анна отмахивается от видений, пока, наконец, возле запертой двери не появляется мужская фигура, которая манит ее к себе. Анна медленно, как зачарованная, подходит к двери, вставляет ключ в замочную скважину.

Мужская фигура исчезает.
КЛЮЧ. Наконец-то, моя прелесть! Вот мы с тобой и спелись. Моя голова в замке. Я повернулся. Как это славно! Дверь открыта! Входи же, Анна!
Анна протягивает руку в дверной ручке. В этот момент раздается голос Рауля.
РАУЛЬ. Остановитесь, Анна! Заклинаю — ни шагу более! Не открывайте дверь и не входите!
Анна оборачивает. В зал входит Рауль, прозванных герцогом Синяя борода. Борода его действительно синего цвета. Анна бросается к нему.
АННА. Ах, Рауль, вы здесь! Как вовремя! Один лишь оставалось мне сделать шаг.

РАУЛЬ. Мой бог! Промедли я, и этот шаг принёс бы нам несчастье.

АННА. О чем вы говорите?

РАУЛЬ. Дайте ключ!

АННА. Вы не хотите мне поведать тайну? Доверие ко мне вы потеряли за полсекунды?

РАУЛЬ. Ключ!

АННА. Зачем кричать? Возьмите сами, раз вы так хотите, ведь это ваша собственность, Рауль.

РАУЛЬ. Когда в замке он, то владеть им может лишь женщина.

АННА. Возможно ли такое? Что ключ волшебный убедилась я, но в чем же власть его? Прошу, скажите!

РАУЛЬ. Смущать умы. В соблазн вводить невинных. Отдайте мне его.

АННА. Но дверь открыта, быть может, нам войти?

РАУЛЬ. Вы знать хотите, какую тайну охраняет ключ? Но эта тайна может оказаться губительной. Представьте: под угрозой всё счастье наше!

АННА. Разве наше счастье зависит от ключа?

РАУЛЬ. От комнаты, куда вы так спешите войти. От содержимого её.

АННА. Что там?

РАУЛЬ. Там мрак. И там конец любви.

АННА. Сказать хотите, что если я войду, то потеряю и нежность вашу и любовь ко мне?

РАУЛЬ. Нет, вы неверно поняли. Скорее, я сам лишусь вас, Анна. Безвозвратно.

АННА. Там смерть?

РАУЛЬ. Там жизнь. Но вечная, пустая. Холодная как мрамор.

АННА. Но, Рауль, вы объяснить загадками стремитесь мне вашу тайну. Тайны и загадки — погибель для любви.

РАУЛЬ. Что вы сказали? Меня вы разлюбили? Я не верю!

АННА. Я и сама едва могу поверить, что говорю так, но… Войти хочу! Раскрыть хочу я тайну!

РАУЛЬ. Если так, я повинуюсь. Сам открою двери, и покажу вам, что во тьме сокрыто.


Повинуясь взмаху руки Рауля, дверь открывается. Анна опасливо подходит к двери, заглядывает в комнату.
АННА. Два женских силуэта… Нет! Скульптуры!

РАУЛЬ. Скульптуры, да. Их можно так назвать.

АННА. Чьи это изваянья? Кто моделью и музою художнику служил?

РАУЛЬ. Они… мои…

АННА. Они…

РАУЛЬ. Мои невесты.

АННА. Но кто же мастер, что сумел так точно, так скрупулезно изваять скульптуры? Ведь выглядят они совсем живыми. Иль это колдовство?

РАУЛЬ. Вы не пугайтесь… Да, точно, статуи нерукотворны.

АННА. Нерукотворны? (В ужасе.) Вы сказать хотите, что это… это…

РАУЛЬ. Собственной персоной одна моя невеста и другая.

АННА. Но что случилось с ними?

РАУЛЬ. Любопытство их обратило в мрамор.

АННА. То есть как? Одно лишь любопытство?

РАУЛЬ. Не одно – к тому же, нарушение запрета. Они открыли дверь. И внутрь вошли.

АННА. И что?

РАУЛЬ. И за поступок неразумный, как видите, наказаны сурово.

АННА. Так только в этом всё их преступленье? Что дверь ключом открыли, внутрь вошли?

РАУЛЬ. Поверьте, Анна, этого довольно. Заклятье действует на женщин, что свои святые клятвы пустяком считают.

АННА. Они клялись, что не откроют дверь? И ключ вы дали им для испытанья?

РАУЛЬ. Всё так. Всё так. Не больше и не меньше.

АННА. Но я своей вам клятвы не давала.

РАУЛЬ. И это правда. Да, я не хотел того, чтоб вы подверглись испытанью, завещанному мне отцом и дедом. И повелел ключа вам не давать. Я не хотел вас потерять, поверьте!

АННА. Как верить мне тому, кто любопытство за преступленье держит? Кто доволен, что в статуи несчастных обратил!

РАУЛЬ. Они нарушили обет!

АННА. Урок жестокий усвоен. И довольно им страдать!

РАУЛЬ. Я в этом совершенно не уверен.

АННА. Но верю в это я! И если в сердце у вас любви ко мне найдётся капля, вы их освободите!

РАУЛЬ. Не просите того, о чем не знаете!

АННА. Молю! Снимите с них заклятье! В ваших силах…

РАУЛЬ. Заклятье я разрушить не могу. Лишь человек, способный к состраданью, лишь женщина иль родственник по крови, освободят их, если только смогут слезу пролить по горькой их судьбе.

АННА. Пошлите же скорей за их отцами! Пускай приедут матери и сестры, под силу будет им развеять чары!

РАУЛЬ. И матери их плакали, и сёстры на этом месте. Но не помогло. Увы, крепко заклятье. Или…

АННА. Или?..

РАУЛЬ. Притворны были слезы. Верят уши, но сердце различить способно ложь. И если нет любви и состраданья, то слезы — лишь вода.


ПЕСНЯ РАУЛЯ:

Когда пришла пора жениться,


Я не догадывался, нет,
Что любопытная девица
Нарушить вздумает запрет.
Взамен невесты – изваянье,
Белей, чем хладные снега.
Досадно разочарованье,
Когда до счастья два шага.
Покров ужасной этой тайны
Рассеется когда-нибудь.
Но ты, прекрасное созданье,
Ты не сумеешь обмануть!
И будет жизнь твоя прекрасна,
Как свет родного очага.
Не любопытствуй понапрасну,
Когда до счастья два шага.
АННА. Вы слишком беспощадны к ним.

РАУЛЬ. И все же, стерев с лица последнюю слезинку, родные этих девушек ушли, предпочитая их оставить тут. И вот они стоят в каморке темной, скрывая свой позор от посторонних.

АННА. Ужасна участь!

РАУЛЬ. Такова расплата!

АННА. Вине несоразмерно наказанье!

РАУЛЬ. Позвольте мне решать!

АННА. Тогда решите жестоким сердцем и мою судьбу. Сейчас, не медля.

РАУЛЬ. Анна, я люблю вас! Моею будьте, клятв я не прошу!

АННА. Слова я слышу ваши, но укором перед глазами эти изваянья, дышавшие когда-то. Если б только помочь я им сумела! Если б только… (Достает платок, вытирает слезы.)
В из комнаты появляются ожившие статуи. Теперь мы можем увидеть заколдованных невест герцога.

Жаннетта — грубовата, костюм с элементами «милитари».

Жоржета — жеманна, платье перегружено украшениями.

Их движения смешны, нелепы и механистичны. Они напоминают оживших кукол.
РАУЛЬ. Анна! Вы совершили чудо! Чары пали!

ЖАННЕТТА. Я…о…о…а!

ЖОРЖЕТА. Я …оже…о…а!

АННА. Но даже и ожившим суждено им онеметь навеки?

РАУЛЬ. Нет. Дар речи к ним возвращаться будет постепенно. Как и подвижность тела, и характер невыносимый.

АННА. Я... (Плачет.) Я очень рада.

РАУЛЬ. Не плачьте, Анна. Вашими слезами их куплена свобода. Я уверен: для них подарок этот слишком щедрый.

АННА. Жестокие слова не иссушат ни слёз моих, ни жалости к несчастным. Так будьте милосердны.

РАУЛЬ. Ради вас готов на многое, и сердце постараюсь смягчить. И если не сейчас, так позже.

АННА. Об их судьбе хотела я спросить. Что с ними будет?

РАУЛЬ. Ничего дурного. В себя придут и по домам поедут.

АННА. Как – по домам?

РАУЛЬ. Так скоро, как возможно. Надеюсь, что без лишних разговоров. Но почему нахмурили вы брови?

АННА. Рауль, вы забываете, наверно, что с этого момента не одна, а сразу три невесты претендуют на то, чтоб с вами под венец пойти. Замужество вы каждой обещали.

РАУЛЬ. Одну невесту вижу. Вас. Супругой моею стать достойны только вы.

ЖАННЕТТА. …ак?!

ЖОРЖЕТА. …ооооо?!

ЖАННЕТТА. …едатель!

ЖОРЖЕТА. …манщик!
Жаннетта и Жоржета тянут к Раулю руки, словно собираются вцепиться ему в горло. Медленно, с огромным трудом идут к нему.
РАУЛЬ. Что говорят они, никак не разберу.

АННА. Они вам говорят, что вы… простите… предатель и обманщик.

РАУЛЬ. Пусть болтают, слова их безразличны для меня.

АННА. И все же, герцог, повторю, что с ними вы дурно обошлись. Мне горько думать, что я могла судьбу их разделить.

РАУЛЬ. Вы упрекаете меня? Но в чем же? В том ли, что вас я выделил из многих? И полюбил так глубоко и сильно, что вопреки традиции фамильной решил не подвергать вас испытанью? Сударыня, достаточно! Скажите мне откровенно: быть моей женой вы всё ещё готовы?

АННА. Я люблю вас, Рауль. Люблю всем сердцем, но…

РАУЛЬ. «Но»? Это не ответ! Что значит – «но»? Коль вы сомненья в сердце ощутили, то говорите это мне в лицо. Ни в камень вас не обращу, ни в цепи не закую. Так как же? Отвечайте! Вы будете моей супругой?!

АННА. Герцог, как быстро свет померк вас озарявший.

РАУЛЬ. Что?!

АННА. Ваш взор внушает страх и грозен крик. Мне страшно видеть, как вы изменились. Нет, не таким я вспоминаю вас при первой встрече нашей. Не таким вас я полюбила. Были вы добры, приветливы и ласковы со всеми.

РАУЛЬ. Вздор! Я не изменился! Я все тот же! И требую ответа на вопрос!

АННА. Вы требуете?.. Мне обидно слышать…

РАУЛЬ. Я — герцог! Я имею право знать!

АННА. О титуле вы вспомнили. Ну, что же… Корона герцога дороже, чем любовь – и так бывает. Как я в вас ошиблась! Какое горькое прозренье…

РАУЛЬ. Нет, не вы! Ошибся я, когда вас встретил! Зная, что женская неистребима ложь, себе позволил усомниться в этом, поверил вам!

АННА. Я не лгала!

РАУЛЬ. Так значит, вы лжёте мне сейчас, в лицо смеётесь! Ах, женщины, наследницы ехидны! Вы дети сатанинского коварства! Змеиная течет в вас кровь!.. Молчите! Любая боль легко сойдёт за ласку, не страшен самый беспощадный враг, когда есть женщина! Вот кто тебе покажет терзанья страшные и адовые муки!

АННА. Что говорит он! Нестерпимо это!

РАУЛЬ. О, сколько лицемерия и фальши в себе скрывает женская душа! Кто научил её искусству притворяться? Казаться горлицей нежнейшей, чтоб завлечь обманной страстью, приковать к себе, обескуражить и лишить ума, и сердце вырвать из груди, и вдоволь мучениями жертвы насладиться! Как я осмеян, как я одурачен!

АННА. Рауль, вы убиваете меня! Не в силах я терпеть несправедливость. Прощайте же навеки! (Убегает, обронив платок, которым вытирала слезы.)


Рауль опускается на колени, закрывает лицо руками.
РАУЛЬ. Анна… Анна! Что я наделал!
К Раулю подходят Жаннетта и Жоржета. Их движения все еще неуклюжи. Они сталкиваются друг с другом.
ЖАННЕТТА. Ай!

ЖОРЖЕТА. Ой!


Рауль поднимает голову, смотрит на Жаннетту и Жоржету.
РАУЛЬ. Сударыни, свобода от заклятья вам дарована. Можете идти!

ЖОРЖЕТА. В каком смысле?

ЖАННЕТТА. Что значит — «идти»? Куда?

РАУЛЬ. Это значит, что я не смею вас более задерживать в своем замке.

ЖАННЕТТА. То есть — что? Как?

ЖОРЖЕТА. Нам вот просто так взять ноги в руки и уйти?

ЖАННЕТТА. А как же свадьба?

ЖОРЖЕТА (Жаннетте). Какая еще свадьба?

ЖАННЕТТА. Наша свадьба. Моя и герцога!

ЖОРЖЕТА. Если кто и должен спрашивать герцога о свадьбе — так это я! Это мы с ним должны были пожениться.



Пауза.

ЖОРЖЕТА. Ты кто такая?

ЖАННЕТТА. Нет, вы кто такая?

ЖОРЖЕТА. Я — невеста герцога!

ЖАННЕТТА. Нет, это я невеста герцога. Я была первая!

ЖОРЖЕТА. Вот первая и пойдешь отсюда.

ЖАННЕТТА. Хамка!

ЖОРЖЕТА. Кривляка!

ЖАННЕТТА. Герцог, скажите, наконец, кто из нас ваша невеста?
Рауль встает с колен.
РАУЛЬ. Моя невеста — Анна! Она не так знатна, не так богата, выросла в лесу, но благородней и добрее девушки не знаю. Пойду за ней! Найду! На коленях буду умолять вернуться! Нет, меня она не станет слушать. Я Жака попрошу ее уговорить вернутся. (Кричит.) Жак! Жак! Да где ты, черт возьми?! (Уходит искать Жака.)
Жаннетта и Жоржета какое-то время молчат.
ЖОРЖЕТА. Герцога уводят из-под носа.

ЖАННЕТТА. Надо что-то делать.

ЖОРЖЕТА. Хофс-кригс-вурстшнапс-рат!

ЖАННЕТТА. Испугали меня. Что это значит?

ЖОРЖЕТА. Понятия не имею. Но так всегда кричит мой папа, когда ведет солдат в атаку.

ЖАННЕТТА. А кто ваш папа?

ЖОРЖЕТА (гордо). Владетельный барон Иеронимус фон Плац.

ЖАННЕТТА. Плац?

ЖОРЖЕТА. Ну это такое место, где маршируют солдаты.

ЖАННЕТТА. Фу, как грубо!

ЖОРЖЕТА. А вы-то сами кто?

ЖАННЕТТА (гордо). Графиня де Монпансье!

ЖОРЖЕТА. Фу ты ну ты!

ЖАННЕТТА. У нас в родне Зефиры, Крем-брюле, Рахат-лукум, Птифуры и Буше!

ЖОРЖЕТА. Аж зубы свело. Не родня, а какой-то сплошной кариес и сахарный диабет.

ЖАННЕТТА. Сами вы — кариес!

ЖОРЖЕТА. Но-но! Не зли меня!

ЖАННЕТТА. А то что?

ЖОРЖЕТА. А то — укушу!

ЖАННЕТТА. Грубиянка!

ЖОРЖЕТА. Да уж какая есть! Отец воспитывал меня в строгости. Как солдата. Умом ты можешь не блистать, но сапогом блистать обязан! Так говорил мне папа. Он не любил всю эту вашу поэзию и прочие дамские штучки. И мне не позволял.

ЖАННЕТТА. Вот оно и видно!

ЖОРЖЕТА. Что? Ну что тебе видно?

ЖАННЕТТА:

Вы так грубы, что слов не нужно,
Всё подтвердит один лишь взор:
Манеры ваши и наружность –
Стыда сильнее, больше, чем позор!

ЖОРЖЕТА. Это вот что сейчас было?

ЖАННЕТТА. Стихи! Поэзия! Экспромт!

ЖОРЖЕТА. За «экспромт» ты мне ответишь. Я не позволю так себя обзывать. Хофс-кригс-вурстшнапс-рат!

ЖАННЕТТА. Боже мой, я поняла! Да вы же ямба от хорея не отличаете.

ЖОРЖЕТА. Чего я от чего не отличаю? Ну-ка повтори?

ЖАННЕТТА. Ямба от хорея, а гекзаметр от дактиля.

ЖОРЖЕТА. Какого еще птеродактиля? Что это за гадость?

ЖАННЕТТА. Это не гадость, а благородные поэтические размеры. А есть еще фалеков гендекасиллаб!

ЖОРЖЕТА. Что ты сейчас сказала?! Да мой папа тебя за такие слова на гауптвахту бы отправил! Под арест! Или на конюшню! Навоз убирать!

ЖАННЕТТА. Вот оно и видно, что вы из конюшни не вылезали, там и воспитывались.

ЖОРЖЕТА (гордо). Да уж не в оранжерее цветочки нюхала.

ЖАННЕТТА. Кстати, о цветах. Можете придумать рифму к слову «рыба»?

ЖОРЖЕТА. Селедка!

ЖАННЕТТА. Я так и думала. Вы — безнадежны. И ничего не смыслите в поэзии. Герцогу не нужна такая дремучая солдафонка!

ЖОРЖЕТА. Как ты меня назвала?! Ах ты кривляка поэтическая!


Жоржета бросается к стене, на которой висит оружие. Хватает саблю и пистолет, бежит к Жаннетте. Та визжит, убегает от Жоржеты. Какое-то время продолжается беготня. Наконец, Жоржета останавливается.
ЖОРЖЕТА. Стоп! Что мы делаем?!

ЖАННЕТТА (запыхавшись). Как «что»? В каком смысле? Вы хотите меня убить, а я спасаю свою жизнь.

ЖОРЖЕТА. А зачем?

ЖАННЕТТА. Странный вопрос! Во-первых, я слишком молода, чтобы умирать. Во-вторых, мне еще надо женить на себе герцога!

ЖОРЖЕТА. Вот именно! Женить! Герцога! А мы чем занимаемся?

ЖАННЕТТА. Чем?

ЖОРЖЕТА. Делим шкуру неубитого медведя!

ЖАННЕТТА. Боже мой, здесь еще и медведи водятся?

ЖОРЖЕТА. Никаких медведей здесь нет, здесь водится холостой герцог. А мы ссоримся вместо того, чтобы его захомутать. В смысле — подстрелить. То есть — женить!

ЖАННЕТТА. Что вы предлагаете?

ЖОРЖЕТА. Как говорит мой папа: «Голова у солдата чтобы думать, а мозги — чтобы соображать. (Внезапно громко кричит.) Герцог! Герцог! (Жаннетте.) Как вас зовут?

ЖАННЕТТА. Жаннетта

ЖОРЖЕТА. А меня — Жоржета.

ЖАННЕТТА (делая церемонный реверанс). Очень приятно.

ЖОРЖЕТА. Не до церемоний! (Протягивает саблю.) Держите саблю. (Громко.) Жаннетте плохо! Она умирает! На помощь!

ЖАННЕТТА. Я не умираю, с чего вы взяли?

ЖОРЖЕТА. Мне лучше знать! (Громко.) Помогите!

ЖАННЕТТА. Чего вам помочь? (Берет саблю.) Зачем мне эта железяка?

ЖОРЖЕТА. Стой там, слушай сюда!

ЖАННЕТТА. Стою. Слушаю.

ЖОРЖЕТА. А теперь, по моей команде: упала-отжалась!

ЖАННЕТТА. Чтооооо?

ЖОРЖЕТА. Падай в обморок! Срочно!

ЖАННЕТТА. Но…

ЖОРЖЕТА. Разговорчики в строю! Хофс-кригс-вурстшнапс-рат!

ЖАННЕТТА. Но я не…

ЖОРЖЕТА. Что? Даже в обморок упасть не в состоянии?

ЖАННЕТТА. Ха! В этом деле я профессионал! Я падала в обмороки, когда вы еще на лошадь взобраться не могли. Учитесь!


Жаннетта вскидывает руки и очень красиво падает в обморок. Лежит неподвижно, закрыв глаза.
ЖАННЕТТА (открыв глаза и приподнявшись). Ну как?

ЖОРЖЕТА. Для графини — неплохо. А саблю мы пока спрячем. (Прячет саблю в складках платья Жаннетты.) И запомни: сигнал к атаке — три зеленых свистка вверх.

ЖАННЕТТА. Есть, командир!
Жаннетта вновь «укладывается в обморок». Вбегает Рауль. Жоржета прячет пистолет за спину.
РАУЛЬ. Что за шум? (Увидев Жоржету.) Вы здесь еще. Я думал, это Жак на помощь звал. К нему спешил.

ЖОРЖЕТА. Герцог, помогите! Жаннетте плохо!


Рауль замечает Жаннетту, подходит к ней, становится на колени, проверяет пульс. Жаннетта тихо стонет.
РАУЛЬ. Что с вами? Как вы себя чувствуете?

ЖАННЕТТА. Я себя чувствую, но плохо.

РАУЛЬ. Ей нужен воздух! Дайте мне платок.
Жоржета оглядывается, видит оброненный Анной платок. Подымает его, подает Раулю.
ЖОРЖЕТА. Вот возьмите этот. Кто-то обронил.
Рауль обмахивает платком Жаннетту. Видит вышитый на платке герб.
РАУЛЬ (рассматривает платок). Герб, вышитый на нем, мне кажется знакомым. Теперь не вспомню, чей он.

ЖАННЕТТА (требовательно). Герцог, мне дурно! Почему вы прекратили оказывать мне первую помощь?

РАУЛЬ (Жоржете.) Чей платок вы дали мне, сударыня?

ЖАННЕТТА (призывно). Махайте же на меня, махайте! Дуй, ветер, дуй! Пока не лопнут щеки!

РАУЛЬ (Жаннетте.) Помолчите, сударыня!

ЖОРЖЕТА. Я молчу.

РАУЛЬ (повернувшись к Жоржете). Это я не вам. Вы — напротив — отвечайте! Ну?
Жоржета молчит. Жаннетта достает саблю, приставляет острие к спине Рауля.
ЖАННЕТТА. Руки вверх!

РАУЛЬ. В чем дело?

ЖАННЕТТА. Не двигаться!

РАУЛЬ. Сударыня, вы же умирали!

ЖАННЕТТА. Не дождетесь! (Выхватывает из его руки платок, обмахивается.)

РАУЛЬ. Послушайте… Положите оружие…

ЖАННЕТТА (Жоржете.) Три зеленых свистка вверх! (Машет платком.)
Жоржета достает из-за спины пистолет, направляет его на Рауля.

ЖОРЖЕТА. Попался, голубчик!

РАУЛЬ. Что здесь происходит?

ЖАННЕТТА (размахивая саблей). Ха! Он не понимает! Объясните ему, дорогая!

ЖОРЖЕТА. Герцог, мы с моей подругой по оружию объявляем свадебный референдум. (Взводит курок пистолета.) Выбирайте невесту!

РАУЛЬ. Выбирать? Под угрозой смерти? Никогда!

ЖОРЖЕТА. Может, застрелить его? Чтоб не мучился! А?

ЖАННЕТТА. Это мы всегда успеем. Пусть лучше посидит взаперти и подумает о своем отношении к женщинам. А мы пока начнем готовиться к свадьбе.

РАУЛЬ. К какой свадьбе? С кем?

ЖОРЖЕТА. С одной из нас!

РАУЛЬ. Но я люблю Анну!

ЖАННЕТТА. Никакой Анны я здесь не вижу. (Жоржете.) Вы видите, дорогая?

ЖОРЖЕТА. Нет, не вижу. Никакой Анны поблизости нет. Так что, герцог, вам придется выбирать из присутствующих здесь дам.

РАУЛЬ. Небогатый выбор.

ЖОРЖЕТА. Молчать! Или я сейчас буду зверствовать! Хофс-кригс-вурстшнапс-рат!

ЖАННЕТТА. Успокойтесь, дорогая! Берегите нервы! Они вам еще пригодятся, когда герцог выберет меня!

ЖОРЖЕТА. Не так быстро, подруга! Уверена, герцог выберет меня!

РАУЛЬ. Я выбираю Анну!

ЖАННЕТТА. Жаль, что она об этом никогда не узнает. (Смеется.)

ЖОРЖЕТА. Вывести бы его в чисто поле, поставить лицом к стенке и пустить пулю в лоб, чтобы на всю жизнь запомнил! У меня прямо руки чешутся…

ЖАННЕТТА. Потом почешете свои руки, а сейчас надо придумать, куда его запереть.

ЖОРЖЕТА. Как это «куда»? Да туда же, где он держал нас все эти годы!

ЖАННЕТТА. В чулан его! Под замок!

ЖОРЖЕТА (Раулю). Давай, шевели копытами.


Жаннетта и Жоржета наставляют на Рауля оружие, он отступает к каморке под лестницей.
РАУЛЬ. Я подчиняюсь грубой силе. Но запомните, дамы, никакие угрозы не заставят меня изменить свое мнение. Я люблю только Анну!

Рауль заходит в комнату, Жаннетта и Жоржета закрывают дверь.
ЖОРЖЕТА. Да люби ты кого угодно! При чем здесь свадьба?

ЖАННЕТТА. Как сказал бы поэт: «Меня ты можешь не любить, но мужем быть моим обязан!»

ЖОРЖЕТА. Опять стихи! Нет, все-таки с вами приятнее разговаривать, когда вы молчите.

ЖАННЕТТА. Ах, так? Тогда сами запирайте дверь. (Бросает саблю на пол.) Я уже все руки надорвала этой вашей железякой! (Обмахивается платком Анны.)

ЖОРЖЕТА. Да не вопрос — запру! А ты займись охраной бдительности!

ЖАННЕТТА. Ох, как мне надоел этот солдатский жаргон!


Жоржета подходит к двери, дотрагивается до Ключа, который находится в замочной скважине. Ключ оживает.
КЛЮЧ. Привет, Жоржета!

ЖОРЖЕТА. Ай! (Отскакивает от двери.)

ЖАННЕТТА. Да в чем дело? Что вы кричите, будто мышь увидели?

ЖОРЖЕТА. У меня это…

ЖАННЕТТА. Что?

ЖОРЖЕТА. Аллергия на золото. Если прикоснусь к этому ключу, то вся покроюсь пятнами. А мне еще замуж выходить.

ЖАННЕТТА. Боже мой, все приходится делать самой! Можно подумать, я здесь служанка, а не будущая герцогиня. (Подходит к двери, прикасается в ключу.)

КЛЮЧ. Давно не виделись, Жаннетта!

ЖАННЕТТА. Ой! (Отскакивает от двери.)

ЖОРЖЕТА (злорадно). Что? Тоже аллергия? Или мышь увидели?

ЖАННЕТТА. Руки что-то ослабели. Одной мне ключ не повернуть.

ЖОРЖЕТА. Хорошо. Давайте вместе.


Жаннетта и Жоржета «в четыре руки» запирают дверь и вытаскивают Ключ из замочной скважины.
КЛЮЧ. Здравствуйте, девочки!
Жаннетта и Жоржета визжат, бросают ключ на пол.
КЛЮЧ. Да что за день такой! Все меня роняют! Как же я этого не люблю!

ЖАННЕТТА (шепотом). Вы слышали, дорогая?

ЖОРЖЕТА (тоже шепотом). Слышала. Я вспомнила этого гада. Хофс-кригс-вурстшнапс-рат!

КЛЮЧ. А ты!.. А ты!.. А ты — фельдфебель в юбке! Вот ты кто!

ЖАННЕТТА. Да уж. Этот ключ такой нахал!

КЛЮЧ. На себя посмотри, ломака!

ЖОРЖЕТА. Но что нам с ним делать?

ЖАННЕТТА. Может, не будем его подымать?

КЛЮЧ. Вот это новость! Я что, так и буду здесь лежать-валяться?!

ЖОРЖЕТА. Пусть полежит на полу. Мне даже в руки его брать неприятно.

КЛЮЧ. А мне, думаешь, приятно, когда ты хватаешь меня своими ручищами?

ЖАННЕТТА. Из-за него мы столько лет простояли статуями!

ЖОРЖЕТА. Лучшие годы жизни!

КЛЮЧ. Сами виноваты! Не надо было открывать дверь!

ЖОРЖЕТА. Но кто его подымет?

КЛЮЧ. Да! Кто? Я не хочу здесь валяться. Здесь бегают мыши. Если хотите знать мое мнение, то!..

ЖАННЕТТА. Дорогая, давайте мы потом об этом подумаем. А сейчас у нас есть дела и поважнее.

ЖОРЖЕТА. Патрулировать местность?

ЖАННЕТТА. Фу, как это скучно! Нет! Нам надо привести себя в порядок.

ЖОРЖЕТА. Я в полном порядке.

ЖАННЕТТА. Да неужели? Посмотрите на свою прическу!

ЖОРЖЕТА. А что с ней?

ЖАННЕТТА. В том-то и дело, что у вас ее нет. Давайте я вам помогу.

ЖОРЖЕТА. Я не очень люблю, когда к моей голове прикасаются посторонние люди.

ЖАННЕТТА. Доверьтесь профессионалу! Я кое-что понимаю в настоящей красоте.

ЖОРЖЕТА. Вот это меня и пугает.

ЖАННЕТТА. Солдат должен быть бесстрашным. Разве ваш отец не говорил вам об этом?

ЖОРЖЕТА. Чаще всего он говорил, что по команде "отбой" наступает темное время суток.

ЖАННЕТТА. Как это поэтично! (Взлохмачивает Жоржете волосы, превращая ее прическу в подобие «вороньего гнезда».) Вот так хорошо! Великолепно!

ЖОРЖЕТА. Правда?

ЖАННЕТТА. Красавица! Глаз не оторвать. (Тихо.) А если оторвать, то сразу выбросить.

ЖОРЖЕТА. Теперь моя очередь.

ЖАННЕТТА (отстраняясь). Благодарю вас, дорогая, но причесываться я могу даже с закрытыми глазами.

ЖОРЖЕТА. Тогда самое время их открыть, ведь под глазами у вас...

ЖАННЕТТА. Что! Что с моим лицом!

ЖОРЖЕТА. Хорошая новость — оно у вас есть. Плохая — лицо вы содержите в полном беспорядке.

ЖАННЕТТА. Помогите мне, дорогая! Сделайте что-нибудь!

ЖОРЖЕТА. Без паники! По команде "равняйсь" — поворачиваем правую голову.

ЖАННЕТТА. Что?

ЖОРЖЕТА. Отвернись, говорю!


Жаннетта отворачивается. Жоржета засовывает палец в дуло пистолета.
ЖОРЖЕТА. Вольно!
Жаннетта поворачивается. Пальцем, испачканным пороховой сажей, Жоржета обводит Жаннетте глаза и рисует усы.
ЖОРЖЕТА. Шикарно! Ни один мужик не устоит! Сразу в обморок упадет!

ЖАННЕТТА. Вот сейчас и проверим. Слышите, сюда идут!


Входит Жак.
ЖАК. Сквозь сон мне показалось, что герцог зовет меня.

ЖОРЖЕТА. Эй, ты!

ЖАННЕТТА. Послушай, любезный!
Увидав Жаннетту и Жоржету, Жак в ужасе замирает.
ЖАК. Кыш! Кыш, призраки! Чур меня! Чур!
Жак бежит по залу, Жаннетта и Жоржета бегут за ним.
ЖАННЕТТА. Да погоди!

ЖОРЖЕТА. Постой!


Дамы загоняют Жака в угол.
ЖАК. За что мне такое наказанье? Я — оруженосец, а не охотник на привидений!

ЖАННЕТТА. Мы не призраки!

ЖОРЖЕТА. Живы мы, живехоньки!

ЖАК. Простите, дамы, но я вам не верю!

ЖОРЖЕТА. Убедись сам!

ЖАННЕТТА. Вот! Можешь ко мне прикоснуться!


Жаннетта протягивает Жаку руку, тот осторожно прикасается к ее запястью, унизанному браслетами.
ЖАК. Ай! (Одергивает руку.) Могильный холод!

ЖАННЕТТА. . Это браслет! Металл!

ЖОРЖЕТА. Господи, какой идиот!

ЖАННЕТТА. Вот рука, потрогай! Теплая, живая! (Хватает Жака за руку.)

ЖАК. И правда. Так что здесь произошло, сударыни? Как получилось, что вы обе ожили?

ЖОРЖЕТА. Какая-то девчонка…

ЖАННЕТТА. В немодном бедном платье…

ЖОРЖЕТА. Почему-то вдруг…

ЖАННЕТТА. Не знаю, почему…

ЖАК. Анна вас пожалела? Она заплакала, увидев вас окаменевших?


Жаннетта и Жоржета молчат.
ЖАК. Где она?

ЖОРЖЕТА. Ушла.

ЖАННЕТТА. Не хочу, говорит, мешать вашему счастью.

ЖАК. И вы ее отпустили? Отплатили своей спасительнице самой черной неблагодарностью? У вас совесть есть?


Жаннетта и Жоржета молчат.
ЖАК. А где же герцог? Где хозяин мой?

ЖОРЖЕТА. Побежал за ней.

ЖАННЕТТА. Догоню, говорит, приведу обратно.

ЖАК. И оставил вас здесь на хозяйстве? Странно, но почему-то я вам не верю.

ЖОРЖЕТА. Да как ты смеешь! Не верить благородным дамам! Он оскорбляет нас, графиня!

ЖАННЕТТА (внезапно). Это все она! (Показывает на Жоржету.) Она меня заставила!

ЖОРЖЕТА. Молчать! Или я начну зверствовать! (Размахивает пистолетом.) Вы у меня будете копать траншеи строем! От забора до обеда!

ЖАК. Тише, тише! Сударыня, вы бы пистолетик-то положили. А то еще выстрелит случайно.

ЖОРЖЕТА. Неужели ты думаешь, что я не умею управляться с итальянским гладкоствольным пистолем системы «флинтлок» 50-го калибра с ударно-кремниевым замком?

ЖАК. О-па! Это вы на глаз определили?

ЖОРЖЕТА. Нет, сперва полизала его. Конечно на глаз! Хофс-кригс-вурстшнапс-рат!

ЖАК. Это все я понял. Но где же герцог? Признавайтесь!

ЖОРЖЕТА. В надежном месте. Под охраной. А будешь задавать вопросы — сядешь под замок вместе с ним.

ЖАК. Что вы мечете молнии? Так ведь можно и загреметь.

ЖОРЖЕТА. Ты мне угрожаешь?

ЖАК. Нет, госпожа, я просто хочу знать, как долго вы собираетесь держать моего хозяина под арестом. Только и всего.

ЖОРЖЕТА. Пока он не решит, кто из нас двоих станет его женой!

ЖАК. Небогатый выбор.

ЖАННЕТТА. Вот он тоже так сказал.

ЖАК. Мы с герцогом похожи.

ЖОРЖЕТА. Раз так, то отвечай — кого бы ты выбрал?!

ЖАК. Вот не было заботы — так подай.

ЖАННЕТТА. Отвечай! Каков твой выбор?

ЖАК. Я бы сейчас выбрал грелку и теплую постель.

ЖАННЕТТА. Нахал!

ЖОРЖЕТА. Мужлан! (Более мягко.) Но симпатичный.

ЖАК (Жоржете). А у вас что на голове, баронесса?

ЖОРЖЕТА. А что у меня на голове?

ЖАК. Вот я даже затрудняюсь сказать. Очень похоже на воронье гнездо.
Жаннетта смеется.
ЖАК (Жаннетте). А вас кто так разукрасил, графиня? Или сейчас модно мазать лица копотью?
Теперь уже смеется Жоржета.
ЖАК. Ну и как вы в таком виде собираетесь очаровывать герцога?

ЖАННЕТТА. Зеркало! Мне нужно зеркало!

ЖОРЖЕТА. Нет, это мне нужно зеркало! Срочно!

ЖАК. Зеркала у нас в соседнем зале. (Показывает направление.)

ЖАННЕТТА. Побежим! (Бежит к выходу.)

ЖОРЖЕТА. Отставить! Высокородные дамы не бегают.

ЖАННЕТТА. Почему?

ЖОРЖЕТА. В мирное время это вызывает смех, а в военное — панику!

ЖАННЕТТА. Хорошо. Мы пойдем. Как полагается дамам нашего круга!
Жаннетта и Жоржета медленно и чинно уходят.
ЖАК. Страшилищи! Ведь чистые Горгоны! Хотя та, которая баронесса, очень даже ничего. В моем вкусе. И в оружии разбирается. (Подымает с пола саблю, вешает на стену.) Редкая женщина! Назвала меня «симпатичным».
Жак замечает лежащий на полу Ключ. Подымает его.
ЖАК. О! Ты здесь! Видишь, какую кашу ты заварил? Чего молчишь? Стыдно?

КЛЮЧ. Если хочешь знать мое мнение!..

ЖАК. Да никто, никто не хочет знать твое мнение!

КЛЮЧ. Это невежливо!

ЖАК. А ты не заслужил вежливого обращения. Где герцог? Куда они его спрятали?

КЛЮЧ. Туда, где он обычно держал окаменевших невест.


Жак бросается к двери в каморку.
ЖАК. Нужно освободить моего господина!

КЛЮЧ. И как ты собрался это сделать? Мужчина не может отпереть замок. Открыть дверь – да, а отпереть замок – нет.

ЖАК. Какое дурацкое колдовство.

КЛЮЧ. Не я придумывал правила! Да, они немного запутанные, но Dura lex, sed lex (Дура лекс, сэд лекс).

ЖАК. Кто «дура»? Я — дура? (Стучит ключом об пол.) Ну-ка, повтори!

КЛЮЧ. Хватит! Хватит! Прекрати!

ЖАК. Будешь знать, как обзываться!

КЛЮЧ. Никто тебя не обзывал. Я говорил по латыни. Это значит: закон суров, но это закон. Только и всего!

ЖАК. Да ну тебя к дьяволу с твоей латынью! Я оруженосец, а не переводчик. Что же теперь делать?!

КЛЮЧ. Если хочешь знать мое мнение!.. (Пауза.)

ЖАК. Ну? Чего замолчал? Говори!

КЛЮЧ. Я думал, ты меня перебьешь. Меня все перебивают, никто не хочет меня слушать.

ЖАК. Или говори или я выброшу тебя в окно!

КЛЮЧ. Спокойно! Только давай без нервов.

ЖАК. Я спокоен. Говори.

КЛЮЧ. Эти две кикиморы герцога не отпустят, пока он не женится на одной из них. Так?

ЖАК. Так. Но открыть замок может только женщина.

КЛЮЧ. Значит, нужно найти Анну! Герцог обидел ее, но она его все еще любит — я уверен в этом! И она поможет тебе его освободить. Немедленно отправляйся на поиски Анны. Она не могла уйти далеко.

ЖАК. Впервые за все время нашего знакомства слышу от тебя дельный совет.

КЛЮЧ. Ну, спасибо… Хам ты, братец!

ЖАК. Ржавый замок тебе братец!

КЛЮЧ. Вот ты как заговорил?!

ЖАК. А c тобой по-другому не получается!

КЛЮЧ. А я думал, что мы друзья.

ЖАННЕТТА. Дружить мы будем потом, когда герцога спасем.

КЛЮЧ. Так скорее! Неси же меня!

ЖАК. Я, между прочим, оруженосец, а не носильщик.

КЛЮЧ. А я ключ. У меня нету ног, чтобы ходить самому.


Переругиваясь с ключом, Жак уходит.

Появляются Жаннетта и Жоржета. Они успели привести себя в порядок.
Жаннетта и Жоржета поют:

Когда я стану герцогиней!..


Когда я стану герцогиней –
И не во сне, а наяву –

Жаннетта: То заживу я, как богиня!
Жоржета: Как генеральша заживу!
Вместе:

Когда я стану герцогиней!..


Вы – герцогинею? Ну-ну!

Когда я стану герцогиней!..


Когда я стану герцогиней!..
Я буду в замке заправлять:
Жаннетта: Пошью наряды дорогие!
Жоржета: Заставлю всех маршировать!
Вместе:

Когда я стану герцогиней!..


Вам герцогиней не бывать!
Жаннетта и Жоржета танцуют. В зал входит мужчина, укутанный в дорожный плащ. Это Эльзас Лотарингский.
ЭЛЬЗАС ЛОТАРИНГСКИЙ (наблюдая за танцем). Нагар и накипь! Это я удачно зашёл! Какой цветник! Какие дамы! Особенно вон та, что так изящно платком себе обмахивает шею! И что за шейка! Ух, какой розанчик! (Громко откашливается, чтобы привлечь к себе внимание.)
Жаннетта и Жоржета замечают Эльзаса.
ЖАННЕТТА. Сударь, как вы нас испугали!

ЖОРЖЕТА. Я рассудка чуть было не лишилась!

ЭЛЬЗАС ЛОТАРИНГСКИЙ. Стыд и плесень! Клянусь, я не хотел! Ослы и мухи на голову мою!

ЖАННЕТТА. Здесь нет ослов. И мух, надеюсь, тоже.

ЭЛЬЗАС ЛОТАРИНГСКИЙ. А что здесь есть?

ЖОРЖЕТА. Здесь скоро будет свадьба.

ЭЛЬЗАС ЛОТАРИНГСКИЙ. Я обожаю свадьбы! Смех, веселье! И гости развлекаются, как могут: в питье табак друг другу подсыпают, и бритых крыс пускают по столу... 

ЖАННЕТТА. Какой кошмар! Я вас разочарую, но моя свадьба будет не такой.

ЭЛЬЗАС ЛОТАРИНГСКИЙ (разочаровано). Так замуж вы выходите! Как жалко!

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Рауль герцог Синяя Борода
406.8kb.
В это время набирает популярность Ричард, герцог Йорк, выделяющийся своими качествами как политик и военный. Он может получить право на престол как потомок Эдмунда, сына Эдуарда III
10.71kb.
12 Загадок Пирата Черная Борода
870kb.
-
427.64kb.
Поэтика детского сновидения в феери М. Метерлинка «Синяя птица»
36.11kb.
Мой Беслан. Синяя «Ока» знак беды…
41.91kb.
Каролина: уголовно-судебное уложение Карла V
1122.96kb.
Рабочие программы по французскому языку для 5-11 классов на 2013-2014 учебный год
769.09kb.
По итогам первого полугодия этого года ввп кубы вырос на 2,1 проц об этом заявил министр экономики и планирования страны Адель Искьердо, выступая на пленарном заседании парламента
60.66kb.
Книга для взрослых
3278.76kb.
Выполнила ученица 6 «А» класса Кочан Елизавета Даты Название похода Участники похода и их предводители Результаты
30.97kb.