gazya.ru страница 1страница 2 ... страница 7страница 8
скачать файл

© А. В. Сергеева

Алла Сергеева

Русские: стереотипы поведения, традиции, ментальность


Жанр: Культурология » Алла Сергеева » Русские: стереотипы поведения, традиции, ментальность 
ВВЕДЕНИЕ

«Как на что взглянешь, так то и видишь»



Русская народная пословица

В последние годы растет интерес к России, ее обитателям — и у иностранцев с их идеями о «загадочной русской душе», и у самих русских. Известно, что на Западе славяне воспринимаются как люди непонятные и непредсказуемые, оттуда и пошел гулять термин «славянская душа». С открытием границ многим россиянам удалось побывать за пределами родины, и это в немалой степени, как ни странно, «повернуло» их к самим себе. Они все чаще задаются вопросом: почему, чем мы так непохожи на «них»? Этот вопрос звучит при проведении круглых столов и во время дружеских застолий, он стал «сквозным сюжетом» популярных ток-шоу на телевидении. Однако ни брошюры, ни круглые столы или ток-шоу по этой теме не дают ясного понимания, а только запутывают читателя (зрителя), утверждая его в мысли о непознаваемости объекта — характера русского человека. В пылу дискуссий произносится (пишется) много несправедливого и несуразного о русских людях, их образе жизни и ментальности.

Впрочем, тема действительно непростая. Если выхватывать из контекста жизни отдельные черты русского характера или образа жизни и механически сравнивать их с западными «стандартами», то неминуемо возникнет лавина вопросов. Среди них и давно мучающие самих русских: например, почему при такой колоссальной территории и природных богатствах россияне беднее жителей «цивилизованных» стран? Ведь не только же дураки-правители и дороги виноваты в этом? И почему экономика России развивается «скачками»: иногда делается рывок вперед, а затем все расслабляются, и — обвал. Что это: результат глупого руководства, чья-то злая воля или закономерный итог развития? А может быть, это связано с нашей традицией перекуров во время работы, нашей «обломовщиной» или чем-то еще?

И вообще, что такое Россия: Восток или Запад! При этом главное не столько в самом географическом положении России (оно понятно), сколько в характере ментальности[1]россиян. Чего в них больше: «западного» или «восточного»? На каком этническом типе основана психика русского человека? Каждому русскому ясно, что «Восток — дело тонкое», но тогда что же мы взяли с Востока? Ведь сами себя ругаем на чем свет стоит именно за отсутствие этой «тонкости» и гибкости. Можно ли найти ключ к коду русского характера![2] И если он существует, то не меняется ли он под воздействием последних исторических перемен в России? И еще: справедливо ли называть русского человека «совком»? Почему россияне так страстно стремятся попробовать «вкус жизни» в иных странах, не скрывают своего восхищения перед западной цивилизацией? Они видят во сне, как заключить контракт с иностранной фирмой, массово женятся и выходят замуж за иностранцев, радостно покидают родину, устав от превратностей жизни на ее просторах… Они заселили уже полмира. И вместе с тем они редко способны укорениться на новых местах и избавиться от ностальгии по родине. Вот говорят, что «русские» — большие коллективисты, но тогда почему они так редко помогают друг другу за границей, почему не образуют «русских общин», как это делают другие апатриды во всем мире? В конце концов, они коллективисты или индивидуалисты, патриоты или наоборот?

И откуда у них идут такие чисто «русские странности» в бытовом поведении, шокирующие иностранцев: например, они склонны к тоске (слово, непереводимое на другие европейские языки), у них часто мрачное выражение лица, лишь иногда освещаемого улыбкой. При этом никто, как они, не любит оттянуться по полной программе, отдохнуть с друзьями — с обязательным алкоголем и буйным весельем, причем в таких местах, где иностранцу и в голову не придет «расслабляться». К подобным русским странностям относят и то, что они могут опоздать на встречу (в том числе деловую), нарушить сроки исполнения работы и свои обязательства, могут забыть вернуть взятое в долг… Не значит ли это, что с русскими вообще лучше не вступать в деловое партнерство?

Вот только некоторые вопросы, которые задает себе каждый думающий россиянин, оглядываясь вокруг и сравнивая себя с иными народами. А такой подход не очень объективен: не всегда уместно плоское сравнение. Иностранцам часто бывает свойствен культуроцентризм, когда «правильной» считается только собственная культура, а все остальные кажутся странными, «нецивилизованными» или недоразвитыми, что мешает понять «странности» и «непоследовательность» в поведении россиян. Именно культуроцентристы и создали мифы о «загадке», «двойственности русских» и даже об их лицемерии и лживости. А другие по незнанию, доверчивости или по недоброму умыслу это повторяют. А ведь пора уже понять, что образ жизни людей, живущих в разных условиях, не может оцениваться по шкале одной страны: он всегда зависит от условий конкретной страны, ее климата, географии, культуры и множества других факторов. Можно сказать, что каждый народ исключителен и загадочен, раз каждая страна прошла свой путь и не похожа на другие. В общем, «всяк молодец на свой образец», и нужно не столько сравнение, сколько знание.

Мы будем говорить не столько о «загадках», сколько о своеобразии русского характера, которому, как нам кажется, очень подходит образ крутых «русских горок» — с их взлетами, спадами и неожиданными поворотами. В русском характере можно найти такие черты и качества, которые свойственны и другим народам мира. Дело здесь, пожалуй, в особой концентрации и сочетании этих качеств, в способах их проявления, в исторических, культурных и климатических причинах их формирования. Мы постараемся анализировать особенности русских в общем контексте российской жизни (насколько это возможно), не «зацикливаясь» на чем-то одном. Наша цель — по возможности объективно очертить некоторые особенности русских и доказать, что «загадочность русской души» — не уникальное ее свойство, а миф, расхожий стереотип.

В книге параллельно используются два термина: русский и российский. Россияне — это все граждане Российской Федерации, которые относятся к самым разным конфессиям (буддисты, католики, иудеи, мусульмане, православные) и говорят более чем на 100 языках. Этнические русские составляют 82 % всех россиян. Их этнические корни — результат смешения славянских, финских, тюркских и других племен еще в древности. Принято считать, что русские — это суперэтнос, т. е. не единая монолитная группа, а как бы «основа ковровой ткани — населения всей страны, неразрывно связанная с ним исторически и ментально, оказавшая огромное влияние на другие нации в составе России, и сама претерпевшая влияния других народов» (А.И. Солженицын). Параллельное употребление слов россиянин и русский позволяет говорить о человеке, который по своим корням может быть и татарином, и украинцем, и евреем, и, конечно, русским, и т. д. Совместный опыт длительного проживания бок о бок в едином культурном пространстве приглушили национальные акценты и усилили «русскость» каждого россиянина. Отдельный человек может гордиться тем, что он «казак», «башкир» или «еврей» в пределах России, но за ее пределами всех россиян (бывших и настоящих) по традиции называют (независимо от происхождения) русскими. Для этого есть основания: как правило, все они имеют сходство в своей ментальности и стереотипах поведения.

В книге сделана попытка представить россиян в нескольких срезах. Для этого использован образ матрешки. Маленькая матрешка (глава 1) описывает набор общечеловеческих ценностей — все то, что объединяет россиян с другими народами и может быть использовано для взаимопонимания. В следующей матрешке (глава 2) речь идет об этнических особенностях русской цивилизации, которые создавались в России с древних времен и остались практически неизменными: это образ жизни, правила социального поведения и проч. Затем (глава 3) идет речь о жизненных установках россиян и их ментальности, в частности, об их пресловутом коллективизме, правосознании, отношении к свободе и собственности, морали, склонности к пьянству и прочих любопытных вещах — обо всем, что делает их столь непохожими на другие народы. Отдельную часть книги (III) пришлось посвятить ментальности современных россиян, переживших перестройку, последняя часть (IV) написана о том, что интересно для деловых людей, желающих сотрудничать с россиянами.

Книга обращена к широкому читателю. Зарубежным партнерам она поможет избежать многих ошибок в налаживании сотрудничества и взаимопонимания с россиянами. Она может принести пользу и изучающим русский язык иностранцам, углубить их представления об особенностях русской цивилизации, о культуре, обычаях, этнопсихологических особенностях и ментальности русского народа, о том, как изменился «русский архетип» после 80 лет советской власти, какие сдвиги происходят в нем в результате исторических перемен после перестройки — в современной России.

Да и россиянам должно быть любопытно лишний раз взглянуть на себя как бы со стороны, задуматься о том, чем похожи и непохожи они на другие народы, и почему великий Пушкин еще два века тому назад утверждал: «Все те же мы, нам целый мир — чужбина!» Отчего так? Неужели ничего не изменилось с тех пор?

Русские: стереотипы поведения, традиции, ментальность. Страница 2


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Общечеловеческие ценности: Что нас объединяет?

§ 1. Предварительные ориентиры (дезориентиры): внешность, язык

«Всяк молодец на свой образец»

«Не все меряй на свой аршин!»

Русские народные пословицы

Можно допустить, что француз, который намерен работать в Африке, Юго-Восточной Азии или в Латинской Америке, будет легче адаптироваться в этих странах, чем в России, ибо он заранее настроен на совершенное несходство: цвета кожи, разреза глаз, экзотической одежды.

Готовность к явным внешним отличиям делает человека более толерантным в целом и смягчает «культурный шок»: все равно они не такие, как мы, поэтому не стоит ничему удивляться. Когда западные люди едут в Африку, они ни на минуту не забывают, что они в Африке, и не ждут чего-то привычного — ни в ресторане, ни в манере вести переговоры, ни в особенностях местного бизнеса.

А вот в отношениях между русскими и европейцами часто сбивает с толку именно их внешняя «похожесть»: белая раса, европейский тип лица и одежды. К тому же русские часто свободно говорят на английском, реже на французском или немецком языках. Во времена СССР внешне было проще отличить русского от иностранца, так как русские были обычно немодно и плохо или просто безвкусно одеты. Да и выражением лиц россияне выделялись из «европейской» толпы: то своей излишней напряженностью, то неумеренной откровенностью чувств. И если раньше на них обращали внимание на улицах европейских городов из-за нелепой одежды, то теперь, скорее, наоборот: часто они одеты более тщательно и дорого и, во всяком случае, более ярко, чем, например, средний парижанин. Для европейцев пока еще несколько странно видеть красивых, ухоженных и дорого одетых женщин из России. Причем хорошо одеваются и стараются быть привлекательными не только жены «новых русских», но и люди, далекие по европейским меркам от большого богатства. Таковы традиции поведения женщин в России с древнейших времен.

Можно предполагать, что француз, впервые прилетевший в Москву, увидит своеобразный, но вполне европейский и богатый город, людей с европейской внешностью — и расслабится, полагая что здесь все точно так же, как у него дома. Однако это не всегда так, поскольку русские — все же другая нация, с другими качествами и менталитетом. Не стоит забывать старую мудрость: внешность бывает обманчива. Недаром русские часто говорят: «По одежке встречают, по уму провожают».

Еще один важный ориентир при общении с россиянами — это язык. Особенности национальной культуры, психологии и ментальности отражаются в речи, в системе словоупотребления, придают особенный колорит картине мира. Это создает большие трудности при переводе текстов с одного языка на другой. Например, очень трудно передать средствами некоторых европейских языков такие близкие каждому русскому понятия, как простор, воля, приволье, уют, удаль, подвиг, хохот, радушие, неприкаянность, маята, тоска и многие другие.

Главное, что представитель каждой культуры смотрит на мир другими глазами. Каким бы толерантным «интернационалистом» вы ни старались быть, вы не можете чувствовать 

и воспринимать мир так же, как человек другой культуры, ибо для этого у вас нет языковых средств. Ведь речь любого человека всегда жестко определена системой его родного языка. Так, немецкий язык имеет дисциплинированную и логичную структуру из длинных составных слов, выражающих абстрактные понятия. Он «не совпадает» с американской речью — наполненной юмором и шутками, с большим количеством идиом и жаргонных выражений. Французы рассуждают ясно, отчетливо, они всегда знают, чего хотят. Их аналитический словарь лишен мутных словечек. Их безжалостное следование логике может раздражать японцев и англосаксов, предпочитающих иные средства выражения и привыкших «нащупывать» решение. Испанская речь — эмоциональна и обильна, со множеством ласкательных и уменьшительных форм, которые характерны и для русского языка, но почти непереводимы на английский, французский и финский языки. Для англичан, французов и финнов останется просто незамеченным многое, очень важное для страстных испанцев и русских. И так всегда.

Если внимательно присмотреться к жителям Европы, то можно обнаружить, что, например, англичанин, испанец и француз по-разному используют язык и мыслят. Порой кажется, что они понимают друг друга, но в действительности не стоит быть излишне уверенным, что человек осознает, что имел в виду его собеседник.

В принципе, можно знать обычаи народа, его предпочтения и табу, можно даже перенять его религию, изучить философию. Но только изучение языка позволяет воспринимать мир так же, как ваш собеседник — представитель иной культуры. Для деловых людей очень важно понимать, что из этого следует.

Как наличие двух глаз дает человеку стереоскопическое зрение и чувство перспективы, так и умение мыслить на другом языке открывает дополнительные измерения реальности. Словом, имея дело с россиянами и желая в нем преуспеть, необходимо принять обязательное условие — знание русского языка.

Среди общих для русских и европейцев общечеловеческих ценностей можно назвать следующие:

уважение к интеллекту, к науке, образованию и просвещению;

любовь к родине, патриотизм;

склонность гордиться историей своей страны, ее культурой и великими деятелями;

естественное желание быть счастливым;

преобладание традиций, консерватизм;

жажда справедливости:

темперамент и чувствительность;

чувство юмора;

артистизм, вкус, склонность к художественному творчеству;

общительность, любовь к беседе.

Такие совпадения в отношении ко многим вещам и проблемам не могут не использоваться каждым человеком иной национальности, если он действительно хочет «навести мосты», найти общие темы для разговора и взаимопонимания.

Однако даже при совпадении универсальных ценностей могут возникать некоторые культурные барьеры. Ведь даже одни и те же понятия в головах французов и русских отражаются несходным образом и имеют свои особенности.

Рассмотрим некоторые из них.
§ 2. Уважение к интеллекту и к умным людям

«Всяк своим умом живет»



Русская народная поговорка

В настоящее время везде в мире наблюдается растущий интерес к интеллекту как важной позитивной ценности. И это естественно: с умным человеком гораздо приятнее, проще и эффективнее иметь дело, чем с дураком. Как говорят русские, «Умный научит, дурак наскучит».

Однако только в последнее время ученые начали задумываться над точным смыслом понятий «умный человек», «интеллектуал». Что необходимо, чтобы стать умным человеком: опыт, умение учиться, или умение считаться с другими людьми, или способность адаптироваться в любой ситуации и найти выход из трудности? И совпадают ли параметры определения умного человека в разных странах?

В русском менталитете и даже в русском языке различаются и разграничиваются такие понятия, как интеллигентность и интеллект, которые, например, в английском передаются одним словом: intelligence. Для русских же слово «разум» обязательно включает морально-этическую оценку, а вот слово «интеллект» совпадает по значению с европейскими аналогами, т. е. включает элемент рационализма. Причем сразу отметим, что для русских бесспорную ценность представляет только первое понятие: «Ум без разума — беда». Что же имеют в виду люди в разных странах, когда произносят эти слова: «умный человек»? Оказывается, что совсем не одно и то же![3]

В Южной Африке, например, для того чтобы считаться интеллектуальным человеком, нужно быть готовым выполнять работу для семьи, уважать старших — т. е. в понимании интеллекта важны социальные моменты, а вот внимательность, быстрота обучения и наблюдательность оказываются при этом на втором плане.

Американцы оценивают интеллект человека совсем по другим факторам. Для них важно: 1) способность к практическому решению проблем: человек «рассуждает логично», «видит все аспекты проблемы»; 2) вербальные способности: он «ясно и хорошо говорит», вообще «разговорчивый» и, наконец, 3) социальная компетентность: человек умеет «принимать других такими, какие они есть», «интересуется окружающим».

У японцев совершенно иные представления об умном человеке. Там интеллектуальность, особенно женская, включает характер социального поведения. Чтобы тебя считали умным человеком, необходимо: уметь встать на точку зрения другого человека, уметь сочувствовать, быть скромным и хорошим слушателем. Кроме того, важны такие характеристики, как «быть хорошим оратором», «быть общительным» и «рассказывать с юмором». И только на последнем месте такие показатели, как «умение не тратить времени впустую», «умение планировать вперед» и «быть оригинальным». То есть, как видим, структура японской интеллектуальности совершенно иная, чем, например, у американцев!

В работах финских ученых, исследующих интеллектуальность, выделяются такие факторы: 1) кооперативные социальные навыки: он «считается с другими», «умеет выслушивать другого», «готов помочь»; 2) умение решать проблемы, легко понимать и легко обучаться новому; 3) динамизм в поведении человека: «уметь защищать свое мнение», «быть настойчивым», «легко знакомиться»; 4) расчетливость, точность, умение планировать, прежде чем действовать, добиваться целей в жизни и на работе и т. д. Как видим, «умный финн» совсем не похож на «умного японца»!

У русских при определении качеств интеллектуальной личности имеют значение иные факторы. Главное качество умного человека в русском понимании — это социально-этический фактор: скромность, порядочность, доброжелательность, доброта, честность и желание помогать другим (10,5 %). На втором месте — культура мышления: эрудиция, интеллектуальность, хорошее образование, любовь к чтению, гибкий и творческий ум (9,1 %). На третьем месте — умение организовать себя, т. е. не зависеть от эмоций, быть практичным, не повторять собственных ошибок, находить выход в сложной ситуации, логичность и стремление достичь поставленной цели. И лишь на четвертом месте (6,8 %) коммуникативные качества человека: умение нравиться, хорошо говорить, чувство юмора, умение быть общительным и интересным собеседником. В самом конце упоминаются опыт, разносторонность, работоспособность, мудрость и критичность (5 %) — т. е. то, что играет первостепенную роль, скажем, для англосаксов.

И если обобщить кросскультурный анализ американской, финской, африканской, японской и русской ментальности по этой проблеме, то выявляется поразительная вещь.[4] Общими для всех прототипов интеллектуального человека являются его социальные характеристики, поведение в обществе, правда, в одних культурах это имеет более важное значение, в других — менее. Почти все в одинаковой мере ценят умение решать проблемы, не повторять своих ошибок, но вот для финнов более важна точность, систематичность, настойчивость и успешность в жизни и в работе, а для американцев — непредубежденность и точность.

В целом можно отметить значительное сходство в представлениях об умном человеке между американцами и финнами, для которых более важна способность к обучению, т. е. когнитивный фактор. А вот для японцев и русских на первое место выходит социальный фактор, способность адаптироваться к окружающей жизни.

Можно предположить, что здесь мы сталкиваемся с различием между западной и восточной ментальностью, а именно: рационалистических и индивидуалистических традиций западного общества и коллективистских традиций и «ненаучного» стиля мышления (с точки зрения западных стандартов) на Востоке. Не случайно русские не смешивают, а всячески разделяют такие понятия, как «интеллигент», «интеллигентность» и «интеллект», «интеллектуальность». Духовность, деликатность, общественная ответственность, высокие моральные качества составляют характеристику «интеллигентного человека», который совсем не обязательно должен быть интеллектуалом, иметь диплом о высшем образовании и заниматься умственным трудом. Такие вещи очень трудно объяснить западному человеку. Для русских можно быть интеллектуалом, и вместе с тем быть черствым, грубым и невоспитанным, и даже глупым в житейском смысле, словом, не вызывать особого уважения. Для них быть интеллектуалом — не самое большое достоинство: «Не штука — наука, а штука — разум», — говорит народная мудрость.

Следует, однако, обратить внимание еще на то, что в сознании русских до сих пор сохраняется «европейский аппетит» к духовной культуре, в России издавна принято измерять уровень культуры количеством прочитанных книг. Иногда сравнение по этому признаку русских людей и иностранцев оказывается не в пользу последних. Общаясь с русскими людьми, желая произвести на них хорошее впечатление, имейте в виду этот специфически русский, может быть, не всегда объективный, подход к оценке человека.

§ 3. Любовь к родине

«Человек без родины — что соловей без песни»



Русская народная пословица

По общему признанию, французы живут в мире, центром которого является Франция. Они поглощены своей историей и склонны верить, что именно их страна задала стандарты демократии, справедливости, государственных и законодательных систем, философии, науки, кухни и «умения жить». Поэтому, как правило, французы мало знают о других народах (так построена их школьная программа) и относятся к ним снисходительно, веря в свою уникальность.[5]

В сравнении с французами русские не столь самоуверенны и эгоцентричны в любви к своей стране, так как их патриотизм — не только результат осознания величия достижений своей родины. Это чувство более органичное, эмоциональное. Оно выражается в почти физической привязанности русских к местам своего детства и молодости, болезненной ностальгии при расставании с родиной.

Особый характер русского патриотизма также исторически связан с культом власти и государства. В русской культуре любовь к родине неразрывно связана с любовью к родной земле, природному ландшафту и (против всякой логики) — к государству! Государственность вообще имела в истории России и ее культуре особое значение. Русский солдат воевал «за веру, царя и отечество»: само собой разумелось, что эти вещи неразрывно связаны. Исторически в русском патриотизме присутствует православно-государственный элемент. Окруженный со всех сторон «иноверцами», русский народ выработал ощущение своей уникальности, исключительности и несхожести с другими народами. Это ощущение в течение нескольких веков накладывалось на мессианские идеи (о великом предназначении России в истории человечества) и усиливало их.

В результате всех этих переплетений русский патриотизм — не только культурный феномен, подразумевающий любовь к своей стране (ее истории, природе, культуре и т. д.), но и своеобразное понимание судьбы России, ее особых отношений со всем человечеством, понимание ее «особого пути» и, так сказать, ощущение своего «исторического одиночества».

Считается, что русские очень политизированный народ, им есть дело до всего, что происходит «за дальними морями».



§ 4. Чувство юмора

«Кто как хочет, тот так и хохочет»



Русская народная пословица

Существует ли в юморе национальный стиль? Прежде чем однозначно ответить на этот вопрос, обратим внимание на существование интернационального юмора, т. е. определенных шуток и видов юмора, присущих всем культурам. Именно таков, например, фарс, давно известный и русским, и французам. Существует также немало анекдотов, которые пересказываются во многих странах, например, рассказ о неожиданном появлении мужа, когда жена занята с любовником, или шутки о ресторанах, о слонах. Однако даже в интернациональном юморе слышны национальные отголоски.

Вот, к примеру, старый анекдот о журналистах, участвующих в конкурсе на лучшую статью про слонов. Заголовки были следующие:

Англичанин: «Охота на слонов в британской Восточной Африке».

Француз: «Любовь слонов во французской Экваториальной Африке».

Немец: «Происхождение и развитие индийского слона между 1200 и 1950 гг.» (600 страниц).

Американец: «Как вывести самого большого и сильного слона».

Русский: «О том, как мы запустили слона на Луну».

Швед: «Слоны и социально ориентированное государство».

Испанец: «Техника боя слонов».

Финн: «Что думают слоны о финнах».

Эта шутка родилась, может быть, в кулуарах журналистской конференции, но обыгрывает различные национальные слабости: французскую гривуазность, русскую гордость за освоение космоса, американское стремление к первенству в любой области, финскую вечную озабоченность, что о нем подумают остальные. Финны, как правило, над этим анекдотом весело смеются. А вот русский может и нахмуриться, если его национальное достоинство уязвлено.

Лучше все-таки быть в курсе того, над чем предпочитают смеяться русские, если вы желаете создать непринужденную обстановку и вызвать доверие к вам. Кстати, вот пример анекдота, в котором русские (советские) смеются сами над собою. «Вопрос: «Чем отличается американский СПИД от советского?» — Ответ: «Американский СПИД — неизлечимый, а советский — непобедимый».

Надо особо отметить, что жанр анекдота в России — один из самых любимых и популярных. Человек, умеющий со вкусом, артистично и смешно рассказывать анекдоты — дорогой гость в каждом доме. Рассказчики анекдотов настолько ценятся, что многие из них продвинулись в своей карьере только благодаря умению веселить публику и особенно начальство.

Не будет преувеличением сказать, что жанр анекдота (короткого устного смешного рассказа) получил бурное развитие и достиг вершины расцвета в СССР именно при советской власти, и более того — благодаря советской власти. Жесткий контроль за частной жизнью, не менее жесткая цензура в литературе и СМИ служили питательной средой для развития этого жанра. Все прекрасно видели непродуктивность системы, вопиющие ошибки и просто глупость руководителей. Но выразить свое критическое отношение, не теряя достоинства и без особого риска, можно было только в беседе, в выразительном и коротком рассказе. Впрочем, в сталинские времена за анекдоты в лагерях оказывались тысячи людей.

Любой анекдот строился на основе иронического комментария какой-то ситуации, которая сама по себе вызывала ужас или слезы, но в анекдоте выглядела смешной. Природа такого смеха — легкая ирония или горький сарказм — в зависимости от сюжета. Многолетняя тренировка в таком жанре привела к тому, что у русских сложилось особое отношение к юмору, а именно: «качественный», настоящий и тонкий юмор должен быть обязательно хоть чуть-чуть грустным, или, по словам писателя Николая Гоголя, «смех сквозь слезы».

Иной, откровенно жизнерадостный, с сексуально-эротическими мотивами (т. е. скабрезный, «раблезианский») юмор «на уровне нижнего этажа» может показаться русским грубым, примитивным, а значит несмешным. К слову, в русских анекдотах никогда не встречается слово «любовь». Есть множество «семейных» анекдотов, где супруги могут не любить друг друга, изменять, сожалеть, что поженились, но почти никогда не идет речь о разводе. Измена супруга — отнюдь не 

причина для развода, а только повод для скандала. Например: «Пришел муж домой, а там жена с любовником. «Ну вот, опять упреки, подозрения! Ты, как всегда, поверишь своим бесстыжим глазам, а не собственной жене…» — закричала жена, запахивая халат…» А иногда обманутый муж и вовсе не замечает измены жены, не обращает на нее внимания, захваченный другой страстью: «Прихожу я на днях домой. Вижу, жена лежит в кровати с какими-то мужиком. Это меня сразу насторожало. Бегу к холодильнику. Открываю. Точно: нет поллитры». Многие русские «семейные» анекдоты создают не всегда справедливое представление о русской семье, в которой, как правило, доминирует жена, муж у нее «под каблуком», причем он достоин этого, поскольку не умеет зарабатывать деньги, глуповат, пассивен в постели, любит выпить и вообще существо бесполезное для семьи.

Помимо политических анекдотов на злобу дня, а также «семейных» анекдотов существовали целые серии «национальных» анекдотов. (Напомним, что СССР был многонациональной страной.) В таких анекдотах обыгрывались и вышучивались особенности некоторых наций.

Например, во времена СССР русские любили анекдоты о чукчах, которые аналогичны французским анекдотам о бельгийцах. Чукча — это представитель народа Крайнего Севера. Анекдоты о нем обычно связаны с его плохим знанием реальной жизни в Центральной России, с их наивностью и простодушием. Особенно плохо чукчам приходится в больших городах, где они теряются как дети, и где каждый может их обмануть. Например: «Приехал чукча в Москву и попал на Красную площадь. Как завороженный часами он слушал бой часов на Кремлевской башне. Заметив это, хитрый кавказец его спрашивает: «Хочешь купить эти часы?» — Ведь известно, что у чукчей много денег, и им некуда их тратить в безлюдной тундре. — «Конечно, хочу!» — «Ну, давай мне две тысячи долларов, а я пойду схожу за лестницей». Больше его чукча не видел. А на следующий год история повторилась. Только приехал уже старший брат этого чукчи, который уже слышал о злых и хитрых людях в Москве и решил никому не доверять. И вот к нему подходит тот же самый кавказец и спрашивает, не хочет ли он купить Кремлевские часы? Всего две тысячи долларов. — «Ну, хорошо», — отвечает осторожный чукча. — «Бери деньги, но только теперь уже я сам пойду за лестницей».

В серии анекдотов о кавказцах вышучивались их национальные особенности: пылкость чувств по отношению к блондинкам, непомерная гордость, любовь к шикарной жизни и широким жестам. Например: «В Москву впервые приехала француженка, которая не знает ни слова по-русски и потерялась в большом городе… Видит, навстречу ей идет знойный кавказец. «Parlez-vous franсais?» — робко спрашивает она его. На что он томно смотрит ей в глаза и отвечает: «Конечно, хочу!» Особый шик таким анекдотам придает кавказский (чаще грузинский) своеобразный акцент и жесты самоуверенного мачо.

В серии кавказских анекдотов особое место занимал сюжет о борьбе за превосходство между двумя народами — грузинами и армянами. Например: «Армянское радио объявило, что на горе Арарат на глубине двух метров нашли медный провод. Последовал комментарий армянских специалистов: «Это — доказательство того, что на территории Армении уже две тысячи лет тому назад существовал телеграф». В свою очередь грузинское радио объявило: «На территории Грузии в результате раскопок не был найден медный провод. Это доказывает, что здесь уже две тысячи лет тому назад пользовались беспроволочным телеграфом и радио». Анекдоты на эту тему окрашены были мягкой иронией, в них отсутствовала агрессия и сарказм.

Немало анекдотов об украинцах, в них вышучиваются «крестьянские» качества их характера: нескрываемая любовь к салу, обжорство, жадность. Например: «Украинца спрашивают: «А кроме сала ты яблоки ешь?» — «Ем». — «Сколько съешь? Ящик, например, сможешь съесть?» — «Ящик — съем». — «А два — съешь?» — «И два съем». — «Ну, а три ящика?» — «Нет, три — не съем, но каждое понадкусываю». В таких анекдотах украинская речь воспроизводится с особым певучим акцентом и характерным южнорусским «г», что делает эти анекдоты уморительно-смешными для русских ушей. Вполне возможно, что украинский язык воспринимается русскими не как развитый литературный язык, а скорее как провинциальный диалект, соотносимый с русскими жаргонными и вульгарными словечками.

В создании многих серий анекдотов свою роль сыграл культурный фон в стране, и особенно — кино. Существовало множество кинофильмов, которые несколько поколений людей смотрели по многу раз и знали наизусть целые отрывки. К таким фильмам в первую очередь относится «Чапаев», на основе которого родилась очень многообразная и любимая русскими серия анекдотов о Василии Ивановиче Чапаеве — грубоватом и малообразованном герое Гражданской войны. Например: «Построил Василий Иванович своих бойцов и спрашивает: «Товарищи бойцы! Зачем птицам деньги?» — «Не нужны они им, Василий Иванович», — отвечают бойцы. — «Верно говорите, орлы! Значит правильно, что я ваши деньги пропил!»

После популярного киносериала о советском разведчике времен Второй мировой войны, который работал в тылу врага, ловко выпутывался из любых ситуаций и любил изрекать глубокомысленные фразы, появилась серия анекдотов о Штирлице. Это анекдоты философски-ироничные, как и сам киногерой. Например: «Идет тирлиц на задание, а навстречу ему идет араб в национальной одежде. «Бен Ладен», — подумал Штирлиц. «Штирлиц», — подумал Бен Ладен». Они близки к тому, что русские называют «английскими анекдотами», построенными на абсурде и игре слов.

В настоящее время родилась и на глазах разрастается серия «черного юмора» в анекдотах о «новых русских», об их глупости, косноязычии и дикой жажде «шикарной» жизни. Они очень язвительны, и в них отражается отрицательное отношение основной массы русских к тем, кто главным в жизни считает деньги, а также оригинальный способ их траты. Например: «Новый русский» жалуется, что ему надоело каждую неделю покупать новые «Мерседесы». Собеседник ему сочувствует, что это действительно тяжело, и спрашивает, что же случилось с его последним серебристым «Мерседесом», неужели сломался? Или в аварию попал? — «Нет, просто там в пепельнице было полно окурков».

После перестройки политический анекдот, ранее столь любимый русскими жанр юмора, стал терять свою популярность. Раньше смеялись над Брежневым, смакуя тему старческого маразма. Потом посмеивались над Горбачевым, которому воздали должное за его антиалкогольную кампанию, излишнюю разговорчивость и просчеты в политике. Над Ельциным смеялись незлобно, как над неуклюжим «медведем» в дипломатии или, скорее, «слоном в посудной лавке». А вот анекдоты о нынешнем президенте России в народе непопулярны.

Сейчас русским гораздо больше нравятся шутки патриотического свойства, где в разных соревнованиях (в том числе и сексуальных) они неплохо «смотрятся» на фоне французов, американцев и особенно украинцев. Вот, например: «Поспорили три президента (американский, французский и русский), кто из них самый ловкий, ну, например, сможет сделать что-то невероятное — заставить кота съесть горчицу. Буш долго возился, пытаясь насильно засунуть коту горчицу в пасть, но не смог, только кот ему лицо в кровь расцарапал. Ширак долго гладил, нежно шептал и уговаривал кота, но, конечно, не смог заставить его лизнуть горчицу. Наш президент (русский) недолго думал и намазал коту горчицей под хвостом. Тот взвыл от боли и начал лизать больное место. А президент гордо добавил: «Вот так у нас все делается — добровольно и с песнями!»

Впрочем, в последнее время возникла новая благодатная тема для остряков, связанная с приходом во власть «питерцев», т. е. выходцев из Петербурга. Основанием для этих историй послужили реальные события в стране: смена политической элиты. Одно время даже в  «Новостях» по ТВ передавалась такая шутка: «К каждому поезду из Санкт-Петербурга приходит член Президентской Администрации и ловит за рукав каждого пассажира, упрашивая его, не хочет ли он в качестве «питерца» поработать в правительстве?». А вот анекдот, рассказанный В. Жириновским: «Приходит мужик устраиваться на ответственную работу. Специалист по кадрам ему задает вопросы: «В КГБ служили?» — «Нет». — «Родились в Петербурге?» — «Нет». — «Ну хотя бы родственники в Петербурге есть?» — «Нет». — «Ладно. А в Москве где живете?» — «На Ленинградском проспекте». — «Ну вот видите? Вот и хорошо! Мы вас принимаем на работу».

Однако юмор иногда связан с риском: то, что французу или американцу кажется забавным и веселым, может у русского вызвать обратную реакцию — отторжение. Особенно нужно быть осторожным в шутках, связанных с российской современностью. Возможно, это связано с особенностями российского (советского) патриотизма, когда россиянин считает себя представителем своей страны, как бы ответственным за все, что в ней происходит, даже за ее не всегда адекватного президента. Сами россияне с удовольствием смеются над системой, нередко и в присутствии иностранцев, но… «что позволено Юпитеру, то не позволено… другим».

Культурные, религиозные и иные отличия приводят к тому, что над одной и той же шуткой смеются далеко не все. В конце концов, если все ценности относительны и обусловлены культурой, то юмор, терпимость и даже истина — тоже не исключение.

§ 5. Желание быть счастливым

«Всякому — свое счастье»

«Горя бояться — счастья не видать»

Русские народные пословицы

Каждый человек хочет быть счастливым и задает себе вопрос, что же такое счастье. Многие философы пытались ответить на этот вопрос. Известно, что нравственная проблематика счастья возникла и активно разрабатывалась еще в древнегреческой философии (Платон, Сенека, стоики и др.). В сознании европейских народов она была особенно тесно связана с христианским вероучением. «Блаженны плачущие» — одна из евангельских заповедей, а счастье — это награда за терпение в борьбе с трудностями, за кротость, честность и справедливость.

Православие сильно повлияло на сознание русских, особенно на их жизненную философию счастья. В рамках этой системы представлений о счастье, как это ни парадоксально, важнейшее значение имеет компонент страдания. Иностранцы уже очень давно подметили эту особенность русской ментальности и окрестили русских мазохистами, ипохондриками, чуть ли не душевнобольными людьми. Такое представление грубо и поверхностно. На самом деле русские воспринимают счастье не само по себе, не как отдельный факт или сторону жизни, которую можно просто организовать, «устроить», добиться и т. д. Они воспринимают счастье комплексно: в связи со страданием и несчастьем. Между счастьем и несчастьем для русских есть причинно-следственные отношения. Об этом и русские поговорки: «Не было бы счастья, да несчастье помогло», «Горя бояться — счастья не видать», «Кто нужды не ведал, тот и счастья не знает» и др. Эта же идея выражалась в русских народных песнях. На это обратил внимание великий русский поэт Александр Пушкин, который не уставал удивляться тому, что «несчастье в семейной жизни — отличительная черта характера русского народа. Обычное содержание русских песен — или жалоба красавицы, которую выдают замуж насильно, или упреки молодого мужа нелюбимой жене…».

Подобное внимание к несчастью отразилось и во всей русской классической литературе XIX века, где преобладает тема сложной человеческой судьбы, духовных страданий. Причем здесь нет трагизма в стиле Шекспира, с кипением страсти и потоками крови, но скорее, изломанность судьбы, неустроенность в личной жизни, неблагополучие ранимой души, неудовлетворенность жизнью. Это чувство душевного дискомфорта. О страдающей душе в русской литературе и фольклоре говорится таким образом, что невольно приходишь к выводу: страдания — это и есть проявление души, а значит и самой жизни! И отсутствие страдания не означает счастья в жизни, часто это знак одиночества и душевного холода или просто признак глупости и неразвитой личности.

Именно таким образом тема «русской души» разработана в романах Ф. Достоевского. Его книги убеждают читателя в том, что страдания ценны, потому что они очищают и возвышают человека. Страдать просто необходимо, чтобы стать личностью. Только после страданий человек становится душевно более тонким, внимательным к чужой жизни и переживаниям, он способен сочувствовать и сострадать другим людям. «Беда научит человека мудрости», говорят русские.

Такое повышенное внимание к печальным сторонам жизни определило в свою очередь очень скромные позиции счастья в жизни. Счастье — это мечта, идеал, в лучшем случае — короткий эпизод в жизни, который нельзя вернуть.

Показательно, что в рамках русского менталитета очень важна проблема морального права быть счастливым, проблема счастья и вины. Например, почему в жизни часто бывает так, что казалось бы, есть все внешние атрибуты счастья, достигаются все поставленные цели, реализуются все возможные желания, но счастливым человек, увы, не становится. Почему так происходит? Человеку мешает какое-то моральное чувство. Вспомним в связи с этим начало трагедии А. Пушкина «Борис Годунов». Он говорит:

«Достиг я высшей власти… Но счастья нет моей душе. Ни власть, ни жизнь меня не веселят; Предчувствую небесный гром и горе… Ах! чувствую: ничто не может нас Среди мирских печалей успокоить; Ничто, ничто… едина разве совесть».

Значит, чтобы стать счастливым, обязательно наличие чистой совести, отсутствие чувства вины за что-то — вот принцип русского архетипа. В нем заметна даже некоторая боязнь счастья, чувство неловкости и психологического дискомфорта из-за того, что кто-то рядом может быть несчастлив, страдает. Человек как бы стесняется своего счастья. Поэтому на вопрос «Как дела?» русский никогда не ответит так, как европеец или американец. Демонстрация своего счастья и успешности жизни воспринимается русскими как признак «душевной глухоты», недалекости, даже глупости. На вопрос «Счастливы ли вы?» русский человек ответит совсем не так, как американец, он постарается уклониться от прямого ответа или смягчить его («не несчастлив»).

Это очень отличает русских людей от западных. Преувеличенно «счастливые» ответы, например, европейцев и особенно американцев понятны: здесь надо быть счастливым, всегда чувствовать себя «на уровне» и улыбаться. И неважно, что происходит у тебя внутри. Воспитанный человек этого не должен показывать. В противном случае можно потерять кредит доверия и уважения у сослуживцев и знакомых, потерять шансы на карьеру и высокое положение в обществе. Неудачники в западном обществе не могут рассчитывать на снисхождение или хотя бы на равное к себе отношение по сравнению с теми, кто благополучен и у кого все о'кей.

Интересен и такой момент: образ жизни, (не)счастье и (не)удовлетворенность жизнью не всегда тесно связаны между собой. Например, по данным опросов общественного мнения, в России 75 % населения недовольны своей жизнью, материальным благополучием, они жалуются на то, что живут без надежды, не имеют идеалов, испытывают напряжение, раздражение, тоску и другие отрицательные чувства.

Такое обилие несчастливых и мрачно настроенных людей не может не настораживать. Недавно социолог О. Здравомыслова провела в своем выступлении по российскому радио передачу с аналогичным опросом. И выяснилось, что Россия по количеству несчастливых в личной жизни людей оказалась непревзойденным лидером: 42 % русских признали себя несчастливыми, а вот среди англичан таких оказался всего 1 %, а среди американцев их совсем не оказалось.[6] И вот что странно: казалось бы, и в этих странах существуют причины чувствовать себя несчастливыми: и там половина браков рушится после первого же года жизни, и там в семьях есть конфликты, и там болеют, а дети доставляют не только радости. А вот нет! При всех жизненных неудачах и проблемах они не считают себя несчастными! И такая жизненная позиция вызывает у русских только уважение и зависть.

Оптимистическое отношение к жизни нельзя объяснять только материальным благополучием. Проводимые Институтом Гэллапа международные обзоры по разным странам и регионам не показывают тесных связей между уровнем экономического благосостояния этих народов и их ощущением счастья. Например, уже давно известно, что латиноамериканцы, живущие на грани нищеты, более счастливы, чем европейцы. Украинцы более счастливы, чем их соседи в России или Белоруссии, несмотря на пережитый Чернобыль. Страны ЕЭС, казалось бы, по своим экономическим показателям приблизительно одинаковы. Но вот выяснилось, что более всего удовлетворены своей жизнью бельгийцы, датчане и голландцы, в то время как у французов, англичан и итальянцев этот показатель самый низкий. Поэтому можно сказать, что при всеобщем стремлении к счастью у каждого народа есть своя точка отсчета, свое представление о счастье-несчастье, связанное с их культурными традициями.

Наиболее же интересной особенностью русских представляются их способность к состраданию, доброжелательность, внимание к тем, кто несчастлив и нуждается в помощи. Русские воспринимают чужое несчастье без всякого осуждения, презрения, тем более — без чувства превосходства. Потому что несчастье для них — это не результат личной ошибки, а удар судьбы, это беда, от которой никто не застрахован: «От сумы и от тюрьмы не зарекайся», говорит русская пословица.

Интересно, что этимология соответствующих слов русского и французского языка совершенно различна, что само по себе говорит о разнице в представлениях этих народов о счастье. Во французском языке bonheur буквально означает «хорошее время», «добрый час», передающее чувство, которое можно испытать даже от самых простых вещей: от хорошей еды, вкусного кофе, солнечного дня, не говоря уже о более значительных проявлениях удачи. Н. Бердяев в своей книге «Самопознание» утверждает, что «французы по сравнению с нами, русскими, умеют наслаждаться жизнью, извлекать из нее максимум приятного, получать удовольствие от вкушения блюд интеллектуальных и — блюд материальных…».[7]

Для русского человека такое отношение к жизни не всегда понятно. Часто французы оставляют у русских впечатление людей гораздо менее претенциозных в своих требованиях к жизни, менее самоуверенных по сравнению с ними самими. Французам как бы проще и легче быть счастливыми, они не так требовательны и нервны, как сами русские.

Почувствовать «счастье по-русски» совсем не просто! Ведь само русское слово счастье связано с древнеиндийским sъ- («хороший») и словом часть — т. е. судьба, а все вместе — «хорошая судьба». Хотя другие историки языка объясняют, что счастье связано с «совместным участием» в чем-то. Для счастья «по-русски» нужно что-то такое, что не всегда имеет материальное выражение. То есть чтобы ощутить себя счастливым, русскому недостаточно хорошей еды или комфорта, солнечного дня или даже удачи — ему все будет мало. Ведь речь идет не больше не меньше, как о судьбе, о связи с другими людьми!

Поэтому не стоит упрекать русских в том, что они часто неулыбчивые, грустные, что не стесняются жаловаться на жизнь, и их песни — тоже грустные и наводят тоску. Это не каприз или признаки душевной болезни, но часть их представлений о жизни, к которым стоит относиться с тактом. И если для достижения счастья нужны усилия самого человека, то в несчастье этот компонент личности отсутствует, оно приходит независимо от его усилий и действий, как дождь или ураган.

Понятно, что доброжелательное и сочувственное отношение русских к несчастью определило стереотипы их поведения: они очень откровенны в отношении своих несчастий, чем могут испугать западного человека, не привыкшего к подобным манерам. Западные люди этого избегают, не верят в бескорыстность такого поведения. А русскому свойственна привычка говорить о своих несчастьях, рассказывать о своем горе, не сомневаясь в том, что его внимательно выслушают, а потом постараются понять, помочь, поддержать. Мотив сочувствия глубоко укоренен в русской ментальности и сохраняется до сих пор. В этом виден жизненный опыт народа, много испытавшего, много страдавшего, познавшего нужду и научившегося достойно и без истерики относиться даже к самым большим несчастьям.

Однако не стоит воспринимать русских только как мрачных, вечно неудовлетворенных пессимистов, нытиков, которые способны только лишь жаловаться на жизнь. Это неправда. Веками продолжающийся «недобор счастья», сложная реальность и холодный климат приводит в действие психический механизм компенсации. Это выражается в естественной потребности радоваться жизни «здесь и сейчас», не откладывая возможность порадоваться немедленно, а не когда-то «потом» — в виде результата запланированной акции. У русских развились специфические качества психики, позволяющие находить положительные эмоции в реальной жизни, которая может показаться со стороны непонятной и даже неприглядной. Причем, как об этом говорилось выше, радость совсем не обязательно связана с материальным достатком или комфортом: «Счастья на деньги не купишь», — убеждены многие. Поэтому главная мудрость — уметь радоваться жизни при любых обстоятельствах: «Хоть голый, да веселый». Это естественно и даже просто необходимо для «подпитки» жизненной энергии и стойкости духа. Если бы такой механизм психической компенсации отсутствовал, то жизнь стала бы пыткой, и выход из нее только — или. самоуничтожение, или уход в алкогольные (наркотические) грезы. Так часто и происходит, и каждый иностранец может в этом убедиться.

Большинство населения России все-таки отличается здоровьем, в том числе и психическим, и как умеет сопротивляется мрачности жизни, ведь «Веселье — от всех бед спасенье», «Кто умеет веселиться, того горе не боится». Поэтому пусть вас не удивляет любовь и постоянное стремление русских к шумным праздникам и торжествам, которые могут длиться не один день, с застольями, с пеньем и плясками. Сопротивление мрачности жизни у русских выражается в обилии праздников, праздничных, выходных и нерабочих дней. Более недели длятся зимние (рождественские и новогодние) и весенние (пасхальные вместе с майскими) праздники. Вообще любая «красная дата» в календаре может обернуться многодневными «народными гуляниями», особенно если она выпала на воскресные дни: тогда праздники «по решению правительства» растягиваются, захватывая будни. Это выбивает чуть не всю страну из делового ритма и немало изумляет иностранцев: неужели в стране все настолько замечательно, что можно неделями «отдыхать» да праздновать? Эта традиция имеет давние корни.

До революции народные праздники съедали чуть ли не половину рабочего времени и способствовали пьянству. Власти и церковь, как могли, боролись с такой традицией и к концу XIX века сократили количество праздничных дней до 98 (из них 52 воскресенья), что все равно было в 2 раза больше, чем, например, в Австро-Венгрии.

В советские времена праздничных нерабочих дней стало гораздо меньше, но это вполне компенсировалось «профессиональными» праздниками. В целях пропаганды государство объявило почти каждое воскресенье праздником людей определенной профессии. Существовали, например, «День рыбака», «День милиции», «День работников торговли», «День железнодорожника», «День учителя» и т. д. Практически не было таких профессий, которые не имели бы своих праздничных дней, правда, они совпадали с воскресными. Правда и то, что представители других профессий не имели отношения к этим торжествам. Но зато с каким размахом можно было «погулять», наградить друг друга почетными грамотами, повеселиться от души! Масштабы шумихи в СМИ и богатства застолий зависели напрямую от размаха и богатства соответствующей отрасли народного хозяйства. С падением СССР эта традиция не прервалась и поныне здравствует, причем не только в самой России, но и в бывших республиках (особенно на Украине и в Белоруссии). Прежняя система рухнула, но любовь к праздникам и веселью бессмертна!

Русская тяга к радостям жизни выражается и в привычке расслабиться, отдохнуть, что на практике означает посидеть в компании с друзьями и с горячительными напитками, согласно народной мудрости — «Живи, не скупись, с друзьями веселись». Природный оптимизм русских виден и в любви к смешным историям и анекдотам, к смешным сюрпризам и шуткам, в манере оглушительно смеяться до слез — хохотать. Кстати, по мнению лингвистов, аналога этому глаголу в европейских языках нет, кроме разве португальского.

В общем, в плане ощущения «счастье-несчастье» русские могут поставить в тупик: редко кто, как русские, способен так буйно и широко веселиться и при этом хохотать, но так же редко кто, как они, способен впадать в уныние и тоску (тоже непереводимое слово). Может быть, отсюда берет начало миф о «загадочной славянской душе», непоследовательной и противоречивой.

Своим характером, стремлением к «радостям жизни» русские могут удивлять постороннего наблюдателя: «Они такие веселые — и без всякого основания на это!» По сравнению с европейской жизнь в России кажется иностранцам тяжелой, некомфортной, но против всякой логики — веселой, беспечной, насыщенной событиями и человеческими контактами.

А русские, конечно, ценят европейскую жизнь за ее комфортность и спокойствие, но с трудом выносят ее скучную монотонность и неумение европейцев веселиться «по-настоящему», т. е. шумно, с размахом.

Итак, мы рассмотрели те представления, которые могут объединять людей самых разных культур — общечеловеческие базовые ценности. Они составляют сердцевину каждой личности, присутствуют в сознании каждого человека. Представление об этих ценностях может сослужить добрую службу каждому, кто стремится к контакту с представителем иной цивилизации, к взаимопониманию и искренности. При этом не стоит забывать о двух моментах. Во-первых, общечеловеческие ценности несмотря ни на что существуют и могут послужить отправной точкой в отношениях между людьми. Именно на них вы можете опираться, строя свои отношения с людьми другой культуры, и не только русской. Уважение к интеллекту собеседника, любовь к родине, чувство юмора и желание быть счастливым — вот то, вокруг чего может завязаться первое же общение. А во-вторых, одна и та же ориентация в системе человеческих ценностей в культуре двух разных наций все-таки может иметь несколько иное содержание, разный смысл, разные акценты, связанные с ментальностью этих народов. И если даже внешне вы, на первый взгляд, имеете в виду одно и то же, не забывайте, что это «одно и то же» может иметь разный смысл.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Традиционные этнокультурные особенности русских: между Востоком и Западом

«О вкусах не спорят»

«На всякий случай — свой обычай»

Русские народные пословицы

Набор сходных базовых ценностей не отменяет различий, связанных с особенностями материальной культуры, образа жизни, стереотипов бытового поведения, представлений о жизни, а также с особенностями социального поведения.

В принципе, далее речь пойдет об образе жизни и о русском национальном характере О нем говорил еще в XVIII веке французский философ Гельвеции, понимая его как «свой особенный способ видеть, чувствовать» и жить, — добавим мы Истоки русского национального характера неразрывно связаны с географией, климатом и историей страны К тому же, как представляется, они связаны с ее геополитическим положением Еще сто лет тому назад наши отечественные философы, рассуждая о России, отмечали, что русские не чисто европейский и не чисто азиатский народ, и что в этой стране соединяются два мира, две цивилизации.[8]

«Восточность» России — особая, лишенная экзотики, какую мы находим, например, в индийской йоге или в китайских церемониях, или в космических тайнах Тибета и т. д. О «восточности» России можно говорить, если иметь в виду два компонента ее культуры.



Первый — это византийский компонент, который она переняла у Византии после крещения по православному образцу в 988 г. Византийская империя, образованная при распаде Римской империи из ее восточных территорий, существовала с IV по XV век (т. е. в течение 1200 лет!) Она в то время была лидером европейской цивилизации и была населена сирийцами, греками, армянами, коптами и др. Значит, Россия связана духовно не вообще с Востоком, а именно с Ближним Востоком Древняя Русь унаследовала от Византии некоторые особенности централизованный государственный аппарат, налоговую систему, отсутствие сословной замкнутости, сельские общины и городские коммуны, многокупольные церкви, традиции иконографии и герб с двуглавым орлом.[9]

Влияние Византии не прекратилось, и после падения империи в XV веке на Руси появилась идея «Москва — Третий Рим», которая переносила мировое значение Византии на Русь. Согласно этой идее Москва стала считать себя последним православным царством, символом чистоты веры. Это, в свою очередь, породило мессианское сознание в русском архетипе — представление об особой роли России в истории человечества. Не случайно Россия приняла на себя главный удар полчищ хана Батыя в XIII веке; это она после долгих войн сокрушила Оттоманскую империю и избавила Юго-Восточную Европу от турецкого рабства. На нее же легла основная тяжесть двух мировых войн XX века. «Никто, как русские, так не спасал других. / Никто, как русские, так сам себя не губит», — сказал поэт Евгений Евтушенко. В этих словах схвачена доминанта «русского характера»: действия в ущерб себе во имя некоей (часто нематериальной) благородной цели, пренебрежение своими интересами. В крайних формах мессианство доходило до высокомерного национализма и даже шовинизма. Представление о своей исключительности и роли «всемирного спасителя» губительно сказалось на всей истории России — вплоть до наших дней, потому что толкало страну на множество кровопролитных и разорительных войн. И в советское время эта идея не была изжита полностью, подпитывала пропагандистскую машину, которая рисовала образ России «во главе прогрессивного человечества». Как показала жизнь, мессианские идеи очень дорого обошлись России. Только сейчас россияне начинают приучать себя к мысли, что у любого государства должна быть только одна «идея»: создать условия для благополучной и стабильной жизни своих граждан.

Второй восточный компонент русской культуры — это плоды ее многочисленных контактов с татаро-монголами, результат татарского влияния. Значит, дело здесь не только в геополитическом расположении России, но и в ее истории. Отношения Руси с татарами были очень многогранны. Это правда, что между обеими сторонами было множество военных столкновений. Всем известны результаты татаро-монгольского нашествия — разрушение городов, уничтожение населения, разрыв традиционных связей с Западной Европой, приостановка культурного развития страны, всеобщее огрубление нравов, появление в русском языке некоторых грубых слов и т. д.

Однако это лишь часть правды Русские и кочевники не только воевали, но и дружили, торговали между собою. Через степи, населенные кочевниками, пролегали транзитные пути, связывающие Русь и Среднюю Азию, Ближний Восток Татары повлияли на развитие русской государственности. Так, по мнению русского философа С.Н. Трубецкого, «Московское государство возникло благодаря татарскому игу». Русские цари появились тогда, когда был свергнут татарский хан. Более того, ученые считают, что именно татары дали покоренным русским землям главные элементы русского государства: самодержавие, централизм и крепостничество.

Татары воздействовали на самые разные стороны жизни русского человека. Как считают ученые, именно под влиянием тюркского элемента сформировался особый этнический тип, ставший основой психики русского человека. Завоеватели привнесли также жестокость в сферу уголовного права при них была введена смертная казнь, наказание кнутом и пытки. В русском языке до сих пор сохранилось множество монгольских слов, которые относятся к сфере денег и налогового обложения. Этикет дипломатических переговоров московские цари заимствовали также у татаро-монголов, что помогло им налаживать дипломатические отношения с другими восточными государствами. А вот в отношениях со странами Запада случались и недоразумения, поскольку западные и восточные нормы этикета не совпадали.

Следы татаро-монгольского нашествия глубоко врезались в память русского народа. Для русских оно стало суровым уроком, доказавшим, что внутренние раздоры опасны, а единая сильная государственная власть — жизненно необходима. Победа русских над монголами дала им ощущение собственной силы и национальной гордости, чувство патриотизма и недоверие к чужеземцам. Эти качества сохранились в русском архетипе до сих пор.

Можно утверждать, что именно расположение России между цивилизациями Запада и Востока стало глубинной основой ее двойственности. Стоя одной ногой в Европе, а другой в Азии, Россия вобрала в себя черты и западной, и восточной цивилизации. Но еще важнее то, что именно в России возникли такие идеи и мировоззрения, такие культурные явления, которые не примыкают ни к одной из известных культур. Они настолько оригинальны, что чужды для восприятия как Запада, так и Востока. Они создали в России атмосферу, благоприятную для разнообразного, динамичного, бурного, а главное — самобытного культурного развития Но, с другой стороны, именно это своеобразие русской цивилизации обрекло ее на непонимание со стороны других стран можно даже сказать — на своеобразную культурную изоляцию Отсюда истоки многочисленных клише, предвзятых суждений о России, в том числе и пресловутые рассуждения о «загадочной русской душе», непостижимой и непредсказуемой, поскольку подобрать «ключ» к «коду» русского характера невозможно.

Оставив в стороне общие рассуждения о непознаваемости русского народа, все же останемся при мнении: геополитическое положение России повлияло на формирование здесь особого культурного архетипа, т. е. глубинных установок коллективного бессознательного (К.Г. Юнг), которые устойчивы, не осознаются людьми и с трудом поддаются изменениям. Проще говоря, это значит, что одни и те же качества характера и особенности поведения русских можно найти и на стадии крещения Руси, и в царствование Иоанна Грозного, и в советский период. Сюда относятся: образ жизни, стереотипы бытового поведения, особенности жилища, одежды и питания, общественная нравственность и личная этика людей, суеверия и представления о жизни и прочее. Прав был великий поэт: «Все те же мы, нам целый мир — чужбина»…

Ошибочно объяснять поведение современных русских, исходя только из «советского» периода российской жизни и жонглируя уничижительными штампами (вроде «хомо советикус», «совок»). Говоря об особенностях поведения современного русского человека, наблюдая какие-то непонятные или малосимпатичные детали, будем помнить, что они появились уже давно и с течением времени меняются незначительно, образуя структуру русского архетипа.

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
В последние годы растет интерес к России, ее обитателям и у иностранцев с их идеями о «загадочной русской душе», и у самих русских
2815.02kb.
Мы живы, покуда живем, Покуда хватает закваски
107.68kb.
В. В. Демиденко (г. Саранск) Педагогические технологии обучения иностранным языкам с использованием веб-технологий
49.95kb.
Русский вопрос
224.77kb.
Воспоминания Валерии Дмитриевны Пришвиной
110.83kb.
Иностранцев, Александрович
158.25kb.
I историографические традиции «антоновщины»
147.87kb.
День Карьеры Инвестиционных аналитиков показал – интерес к карьере в финансовой отрасли растет
40.17kb.
Вычисление интеграла функции f(X) методом симпсона
131.66kb.
Въезд на территорию, пограничный контроль
81.39kb.
Чего ждать от Ле-Мана? Заканчиваются последние приготовления к очередному 24-часовому марафону в Ле-Мане. Знаменитая гонка, последние годы совпадавшая по срокам с Гран При Канады Формулы-1, на этот раз пройдет на неделю позже — 16—17 июня
34.17kb.
"необходима идейная трансформация мас-культуры через ее наполнение более возвышенными идеями, социально значимыми сюжетами и эстетически совершенными образами"
1338.16kb.